recepter (recepter) wrote,
recepter
recepter

Categories:

Действительность вытаращенными глазами телезрителя

Коллеги по ЖЖ сегодня обсуждали новую "аналитическую программу" г-на Соловьева. Я смотрел ее с друзьями (Дмитрием и Ладой Мотрич) на прошлой неделе. В результате в газете "Петербургский час пик", где господа Мотричи ведут полосу "Неуправляемая демократия", появился следующий текст:

Телевизионный Смотритель рад сообщить, что неожиданные сюрпризы накануне 1 апреля в телевизоре есть. В минувшее воскресенье на НТВ вышла в эфир новая подводящая итоги недели программа. До ушей Телевизионного Смотрителя дошел слух, что премьера нового продукта должна была состояться на две недели раньше, но создатели программы несколько раз слышали, что передача еще не готова к встрече с многомиллионным российским зрителем, и получали задание доработать напильником еще какие-то фрагменты. Все-таки и у начальства НТВ, очевидно, происходит судьбоносное возвращение к замашкам советского времени — а то сколько можно быть этакими вызывающе капиталистическими и с ходу позволять там всякое, времена-то меняются!

Ну так вот. Называется новая программа коротенечко и броско: «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым». Телевизионный Смотритель когда-то следил за судьбами героев канадского сериала «Телевизионная служба новостей», и там был такой примерно диалог журналиста и выпускающего редактора:

— Я к выборам придумал новый продукт для нашего канала — «Предвыборный репортаж».

— А название какое?

— «Предвыборный репортаж»!

По убеждению Телевизионного Смотрителя, «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» — это ровно в той же степени не название для программы, как и «Предвыборный репортаж», но, возможно, хорошее название как раз и было в числе спорных моментов, не дававших передаче добраться до эфира. Запоминающееся, яркое название, да еще, не дай Бог, из одного слова, слишком напоминало бы энтэвэшному начальству про Парфенова. Но это все — только предположения Телевизионного Смотрителя, пора перейти к фактам.

Включив «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым», Телевизионный Смотритель действительно оказался в цепких лапах заглавного героя на существенную часть вечера — более часа. Чтобы совсем уже никому не напоминать про Парфенова, создатели программы исключили из нее видеосюжеты вместе с их, сюжетов, авторами. Телевизионное лицо в передаче одно — ведущий, он же Владимир Соловьев, он же единственное оставшееся на НТВ интересное лицо неновостного формата. Вот только концепцию новой передачи поручили разрабатывать явно ему же, а он, видимо, пошел по самому простому пути: несколько развил свои уже работающие идеи. В результате в воскресенье в эфире можно было наблюдать отрастившую второе тело программу «К барьеру!» с небольшой примесью программы «Апельсиновый сок», — то есть шумные разговоры двух и более собеседников были разбавлены тихим диалогом лично ведущего с одним гостем. Студия была двухэтажная и вся переливалась разными цветами при помощи каких-то штук, напоминавших гипертрофированные китайские водяные ночники. Содержание разговоров всецело определялось личностями приглашенных. Сначала четыре собеседника — Любовь Слиска, Владимир Жириновский, Андрей Козырев и Дмитрий Рогозин — обсуждали положение в Киргизии, и это было похоже на уже существующую соловьевскую теледуэль, в которую по ошибке пригласили вдвое больше народу, чем обычно. Жириновский, надевший свой самый красный пиджак, кричал, что нужно защищать русских в СНГ, тогда и не будет «цветных» революций. Рогозин пытался кричать это же, они с Вольфычем быстро сообразили, что слово в слово повторяют друг за другом, и принялись ругаться между собой, чтобы замять неловкость. Любовь Константиновна, которой Телевизионный Смотритель все-таки советовал бы пристрелить нынешнего парикмахера и хорошенько подумать на кандидатурой следующего, сообщила почти дословно, что самое главное — это вовремя передать власть В. В. Путину. Вот Ельцин в России сделал это вовремя — и у нас все спокойно, а лидеры стран СНГ что-то больно «долго цеплялись за власть». Андрей Козырев вкрадчивым голосом сообщил, что он — народ, а у остальных присутствующих нет перспектив по причине довлеющих над ними партийных склок. Вскоре дискуссия потеряла накал — все, наверное, попытались представить, что Козырев — это народ. В следующей части программы еще более вкрадчивый министр Греф скучно объяснял Соловьеву, что будет с малым бизнесом, а потом формат «К барьеру!» вернулся на новом витке. Друг против друга стояли сторонники противоположных взглядов на правомочность постановки в Большом театре оперы по либретто писателя Сорокина. Балерина Волочкова была против, режиссер Виктюк — за. Они в порядке новаторства не собачились друг с другом, а отвечали на вопросы зрителей в студии и оба были ограниченно убедительны по причине своей эксцентричности. Потом телефонный опрос показал, что среди позвонивших телезрителей примерно в три раза больше сторонников идеи запретить скандальную оперу на фиг, чем противников запрета, и обсуждать опять стало нечего. Под конец в студии станцевали и спели переодетые кошками артисты мюзикла «Кошки» — чтобы как-то завершить разговор об искусстве и вообще всю передачу…

Владимир Соловьев вообще-то хороший ведущий. Он был, как всегда, всех милее, румяней и белее. Телевизионный Смотритель далек от мысли, что Волочкову Соловьев позвал, чтобы его статус самого умного не пошатнулся. Но с режиссурой программы надо что-то делать. Ведь телепередача — это не один только ведущий. И осталось совершенно непонятным, почему некоторые СМИ назвали «Воскресный вечер…» новой аналитической программой. Скорее, все это напоминает живенькие посиделки на хуторе, да еще и с танцами…

Телевизионный СМОТРИТЕЛЬ
http://www.chaspik.spb.ru/cgi-bin/index_new.cgi?level=13&yea=2005&rub=20&stat=2
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments