March 8th, 2004

Вечеринка на Марсовом поле

Санкт-Петербург. Марсово поле. 3 часа ночи. – 7 градусов. Место сбора питерских бомжей. Здесь можно согреться и приготовить свежеотловленную собаку или кошку. Газовая горелка загажена жиром животного происхождения. Площадка вокруг вечного огня залита ярким светом. Тепло костра пытаются уловить мрачные фигуры – не бомжи, но очень похожи. Приближаемся. Три мента и одинокий прохожий. В стороне, пустая патрульная машина. Все молчат, лишь подставляя теплому веянию разные части тела – ноги, руки, спины вместе с задами. Над огнем нет ни зверушек, ни любимых милицией «лиц кавказской национальности». Самый щуплый и низкорослый страж порядка идет к служебной машине, включает рацию и запрашивает «центр управления полетами»: «Первый, первый, у нас кончился бензин и заглох двигатель. Вышлите нам помощь, мы должны дежурить до 8. Первый, как понял?». Ответ разрушает все планы наряда: «Вот и отдыхайте до 8, а там посмотрим. Все равно вы сейчас ни кому не нужны». Те, что остались у костра, ругаются матом, вспоминают Грызлова и его маму, которую, якобы, имели. Потом, все трое толкают машину к вечному огню, садятся в нее и обдуваемые порывами огненного ветра, ждут 8-ми часов утра. Робкие бомжики обходят родную «шашлычницу» стороной, сожалея, что в милицейской машине не оказалось даже капельки воспламенительного бензина.

Трудно быть женщиной при псориазе

На ТВ-3 идут встык два рекламных ролика. Первый Хакамадин, второй – аптечный.

«Это очень трудно, быть женщиной, потому что как правило приходится всего добиваться не благодаря, а вопреки…»
«Не помогают мази? Псорилом – лучшее средство при псориазе».