March 27th, 2004

Вечер на праздник был очень похож

Давненько день рождения не был на праздник похож. Как говорится, все последнее время он не имел ни вкуса, ни цвета, ни запаха. А вот сегодня, все вернулось н круги своя. ДР старинных друзей М завершился одной выломанной внутриквартирной дверью и другой сломанной. Когда же хозяева стали уже беспомощными, гости этим воспользовались и съели все пищевые припасы. Последним было варенье. Очнувшаяся супруга юбиляра, пыталась спасти хотя бы банку закупоренной вишни, но упала с нею в руках возле холодильника. Конечно же, судьба консервированных ягод оказалась в конечностях поздравляльщиков и вскоре в их желудках.

В этой связи, мы вспомнили случай многолетней давности, когда на Садовой улице проживала старинная подруга Виктория.

На улице уже темнело. Натали Ж – тогда редактор известного питерского агентства, вышла из Санкт-Петербургской филармонии, насладившись произведениями Шостаковича, которые прозвучали в исполнении оркестра под руководством господина Темирканова. Билеты на концерт ей подарила любимая мамочка, питавшая надежды устроить личную жизнь своей дочери с помощью филармонических завсегдатаев.

Идти домой с площади Искусств и не заглянуть в радушный дом на Садовой, все равно, что побывать на концерте Баскова и не провести все его время в буфете. Ясное дело, культурные досуги продолжились у девушки Виктории, где уже гуляла шумная компания. Натали выпила рюмку, еще, еще и еще... Приближалось утро. Бесчувственную Натали водрузили на кровать недавно усопшейся старушки, за которой внучка Виктория ухаживала последние 10 лет. Отдельная комната, в которой мертвецки спала похрапывая меломанка, была уставлена предметами поколенческой роскоши - чучелами скончавшихся зверушек и птиц, стеклянными блюдами и фарфоровыми сервизами. Прямо над ложе, на покрытой кружевной скатертью тумбе, стояла огромная семикилограммовая хрустальная ваза, наполненная старой, гнилой водой и сухими, увядшими цветами.

Как известно, человек во сне имеет обыкновение шевелиться, ерзать и совершать неловкие движения. Особенно, если пред этим запьет Шостаковича водкой. Как и следовало ожидать, часов в 6 по Москве, ваза навернулась на голову Натали, раскроив ей всю физиономию, и разместив на лице синяк величиной со зрелый кокос. Однако, девушку это не пробудило. Она только отхлебнула из оказавшегося на ее голове сосуда воду (в горле стоял чудовищный сушняк), и продолжила смотреть яркие сновидения.

Утренний кофе с пивом дали возможность задержавшимся гостям, лицезреть душераздирающую сцену. Кроваво-синяя коллега, держа в руках вазу, зашла на кухню с вопросом – «кто подсунул это в постель?» Когда обстоятельства ночного происшествия прояснились, Натали горестно рыдала, и спрашивала у присутствующих, как же она будет "объяснять маме такие синяки, ведь поход в Филармонию и прослушивание классической музыки, обычно заканчиваются иначе?"

Добрые друзья с сочувствием предложили коллеге хорошую версию: "шла из Филармонии, с концерта Темирканова. Вдруг, из-за угла, выскочили 300 фанатов Мариинского театра и Валерия Абессаловича Гергиева, и стали бить тебя велосипедными цепями и бейсбольными битами".

На том и расстались. Вот что такое настоящий праздник!