June 4th, 2005

Угрызения совести

Отпустил сегодня комплимент одной одухотворенной девушке, которую многие мои питерские друзья знают как "Липу". А вот теперь, сижу и совестью мучаюсь. Разве так можно? Боже, какой я жестокий! И ведь хотел, просто доставить ей радость. Ужасно! Буду всю ночь себя казнить. А как завернул! Вы только попробуйте это воспроизвести сами: "Когда меня попросят написать воспоминания о прошлом веке, я обязательно расскажу о тебе". Ну не сволочь я после этого? Спасибо.

Курортный роман

Курортный сезон в Санкт-Петербургской губернии – шанс для незначительного обогащения местных жителей. Ездили мои подруги по всяким озерным и луговым далям, искали избушку с удобствами, чтобы поселить там мать-старушку и самим наезжать время от времени с гостинцами и просто для собственного удовольствия. Забрались они в деревушку возле Суходольского озера. На окраине им повстречался мужик-скотопас со стадом коров и овец, у которого и поинтересовались заезжие петербуржанки, «а не сдает ли кто в этом богоспасаемом местечке домишко на летний период»? Мужик промямлил нечто невразумительное, типа «не знаю», одновременно жестами показав, что надлежит следовать за ним.

На окраине поселка, прямо возле елового леса и в трехстах метрах от водоема, стояла покосившаяся изба и рядом с ней колыхались на ветру еще два сарая. В огороде у парадного крыльца избушки копошилась хозяйка этого имущественного комплекса. Пастух (оказавшийся мужем домовладелицы) на пальцах и парой звуковых модуляций объяснил супруге, что две девушки стоящие у околицы, хотят арендовать на лето жилплощадь. Бабища начала подниматься из своей грядки, вырастая ввысь и вширь, словно сказочная репа, которую не могли вытащить из земли ни внучка, ни жучка, ни даже дедка. Когда хозяйка полностью выросла во все стороны, она сперва заявила, что «здесь ни кто, ни чего, ни кому не сдает». Еще через пятисекундную паузу, она поинтересовалась «сколько намерены платить?», и не дожидаясь ответа, сама выдала искомую цифру: «пятнадцать тысяч до осени».

Изобразив гримасу радушия и гостеприимства, хозяйка стала рассказывать о преимуществах ее недвижимости. «Жить будете в отдельном доме (она махнула рукой в сторону дальнего сарая с провисшей крышей и полиэтиленом в окне, вместо стекла. recepter). Комната там большая. Кухни нет. Плитку сами привезете с газовыми баллонами. У нас здесь благодать. Людей почти нет. Сплошная природа. Условия проживания, как естественные. Да, и биотуалет купить не забудьте, он недорого стоит. Нашим туалетом я и сама не пользуюсь, поскольку у меня муж пьющий и там сильно грязно, и у него много приятелей всяких бывает. Хожу под кустики. Воду будете носить с озера, наш колодец засох семь лет назад. Мыться там же. И еще! Когда мой муж сильно выпьет, он меня бьет. Поэтому, иногда я буду приходить спать к вам. И с ответом не затягивайте. Вот вам номер моего телефона и до 5 числа мне обязательно позвоните, чтобы я знала, а то много вас тут желающих шастает».

Всегда знал, что наши люди самые искренние и непосредственные в своих действиях и стремлениях. Еще раз в этом убедился.