January 23rd, 2007

Военные: призывники выздоравливают...

Часто в мой адрес звучат упреки в предвзятости, односторонности, в игнорировании противоположной точки зрения. Специально для тех, кому не нравится информация, которую пишу я, выставляю уже второй за сегодня текст с мнениями военных. Читайте и делайте выводы сами. А к тем, кого данная информация касается непосредственным образом, обращаюсь с призывом позаботиться о себе и своих родных заранее. Спасибо.

http://www.fontanka.ru/2007/01/22/119/
Количество призывников, годных к военной службе, впервые за последние 5 лет превысило планку в 71% от числа всех призывников, проходивших медкомиссию в военкоматах. Но Петербург пока имеет худший показатель – только 69%. Об этом сообщили сегодня журналистам представители ЛенВО по итогам осеннего призыва.

Как пояснил председатель 9-й военно-призывной врачебной комиссии ЛенВО Валерий Крылов, основными диагнозами для отсрочки и для признания негодности к службе остаются заболевания костно-мышечной системы (19%), желудочно-кишечного тракта (10-15%), а также психические заболевания (16%). Крылов отметил, что в 2006 году показатель по психическим заболеваниям значительно снизился, так как призывники получили возможность проходить освидетельствование непосредственно на призывных комиссиях, которые снабдили специальным оборудованием, в том числе и для тестирования на употребление наркотиков.

Среди молодых людей, призванных на последний 2-летний срок, около 15% имеют высшее профессиональное образование или какую-либо военную специальность. Почти 50% призывников до этого момента нигде после школы не учились и не работали. 40% имеют стаж, а оставшиеся закончили вузы. При этом 34% - те, кто прошел специальную подготовку по учетным военным специальностям, еще 46% проходят ее сейчас в военных учебных школах.

По общим наблюдениям, призывники «постарели»: только 34% из них 18-летние, остальным же более 19 лет. Есть среди них и те, кто женат и даже имеет одного ребенка старше 3 лет – таких, однако, лишь 1,2% и 0,7% соответственно.

Родители призывников стали чаще обращаться в суды, сообщил начальник отдела призыва и подготовки граждан к военной службе Управления Штаба ЛенВО Федор Сараев. Он попросил таких родителей внимательнее читать документы своих детей. Относительно годности может стоять пометка «г» - что означает в классификации «временно не годен».

«Многие мамаши видят слово «не годен» и бегут по инстанциям. А вот слова «временно» они не замечают». Такая формулировка означает, что призывнику дается время на поправку своего здоровья, прохождение необходимого лечения и освидетельствования. «После этого «г» может стать либо «в» - «ограниченно годен», либо «д» - «не годен», - отметил Федор Сараев.

Когда военные не лгут?

Для газеты "Петербургский час пик" подвел итоги вранья военных по делу Романа Рудакова. Читайте ниже.

Когда военные не лгут?

Когда военное командование молчит, на Земле можно слышать райское щебетание птиц. Но стоит армейскому начальству открыть рот, ложь заполняет слух и овладевает пространством вокруг. Но иногда и молчание, и речь людей в мундирах - одинаково отвратительны.

В истории с солдатом Романом Рудаковым выяснилось, что военные неоднократно лгали. "Солдатским матерям Санкт-Петербурга" при первом обращении по поводу Романа Рудакова, военные сообщили, что молодой человек - сирота. Позже, оказалось у Романа есть и две сестры и отец с матерью. Затем, военные (в лице подполковника Шахова) сообщили "Солдатским матерям", что отец Романа Рудакова не желает стать донором для своего сына и из-за этого дальнейшее лечение тормозится. Но Светлана - сестра Романа Рудакова, рассказала, что отец уже давно был готов ехать на операцию и помогать Роме, но тот же самый "офицер" Шахов из службы расквартирования Ленинградского военного округа, передал отцу Романа, что донорство уже не нужно. Это же было сказано и сестре Рудакова.

Начмед госпиталя Ленинградского военного госпиталя №442 доктор Флуд уверял сопредседателя организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Эллу Полякову в невозможности переправки Романа Рудакова на лечение в Москву, т.к. Роман, якобы, нетранспортабелен. Одновременно, лечащие врачи больного солдата утверждали обратное и говорили, что в отъезде в Москву - единственное спасение Рудакова и шанс на исцеление. С транспортировкой оказались правы рядовые специалисты военного госпиталя. Еще, доктор Флуд со знанием дела рассуждал, что Роману не к чему пришивать трансплантируемый кишечник, мол, все за что можно было бы ухватиться уже вырезано. Но и в этом он вступил в противоречие с действительностью.

Министр обороны господин Иванов и командующий Ленинградским военным округом господин Пузанов хором пели с телеэкранов об «уникальной болезни крови» Романа Рудакова. Генерал Пузанов позволил себе предположить, что причиной ее обострения могли стать стакан «кока-колы» или насморк. Об этом же «Солдатским матерям Санкт-Петербурга» первоначально рассказывало начальство военного госпиталя. Но когда у сестры Романа Рудакова случайно обнаружилась выписка из первого послеоперационного эпикриза (датированного сентябрем 2006 года), выяснилось точное название «уникальной болезни крови» - удар в живот. Поэтому, у руководства Минобороны нет иных шансов подхватить это чудовищное заболевание, кроме как получив по внутренним органам размашистый пинок ногой. Они имеют возможность и впредь, спокойно упиваться газированными напитками, сморкаться дальше на подчиненных и тихо подчищать истории болезней солдат, вымарывая из них слова «удар в живот».
Collapse )