February 4th, 2007

Приношу свои извинения

Недоброжелательно настроенная ко мне техника, раз в году ведет себя самым непотребным образом. Сейчас у меня вышел из строя весь интернет и поэтому, нет возможности ни самому писать, ни читать Вас. В двух Интернет-кафе мой компьютер не пожелал коммутироваться с вай-фаем, а клавиатура местного компа в баре, западает (кнопки липнут к поддону клавы). Всем переживавшим о моем самочувствии и здоровье, спешу сообщить, что я еще жив. Простуда преодолена, борюсь с ее последствиями (в форме остаточного бронхита). Еще работаю над целой серией важных материалов, занимаюсь расследованием серьезного дела, «пишу в стол» некоторые тексты и скучаю без Вас. Извините за то, что не ответил благодарностями на пожелания скорейшего выздоровления. Надеюсь, что скоро с интернетом все уладится и Вы сможете читать мои новости, коих превеликое множество и они все важны.

Спасибо.

Гроб из армии!!!

За столом в организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» сидит женщина в слезах. Ее сын вернулся из армии. Он служил в Мурманске. Вернулся в гробу. Его нашли повешенным в помещении сушилки обмундирования в воинской части. Военные сказали, что рядом, якобы, была записка о том, что он повесился из-за девушки (кажется, это председатель общественного совета при Минобороны РФ Никита Михалков сказал, что «большинство смертей в армии – самоубийства из-за неразделенной любви»). По версии идущей из части Евгений Самоделкин повесился на собственном шарфе (кашне). Но все, кому удавалось лицезреть военное обмундирование, знают, что на этом «шарфе» повеситься может только домашняя мышь – он очень небольшой. Странгуляционная борозда на шее Евгения оставлена более тонкой вещью, скорее всего веревкой.

Мать Евгения рассказала, что ему оставалось служить всего три месяца. Накануне сын был в отпуске в Петербурге. Вернулся в армию из дома 17 января. Через два дня, 19 января он звонил брату по телефону и сообщал, что у него требуют крупную сумму денег и жестоко избивают. На сегодня военная прокуратура Мурманска еще не установила связи между этими событиями, но дело возбуждено по ст. 110 уголовного кодекса РФ (доведение до самоубийства). Исходя из того, что военные упоминают о «записке», прокуроры будут искать причины «доведения до самоубийства» по месту жительства девушки.

В организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» считают, что «самоубийства» могло и не быть. Очень часто военные избивают солдат до смерти или полусмерти, а потом вешают, имитируя «самоубийство». Для дополнительного установления истинных причин гибели Евгения Самоделкина, предстоит провести целый ряд сложных экспертиз.

«Солдатские матери Санкт-Петербурга» нуждаются в Вашей действенной помощи! Для работы по аналогичным трагическим случаям необходимы независимые от минобороны специалисты-судмедэксперты. Их помощь нужна и для освидетельствования избитых и изувеченных армией молодых людей. Еще требуются квалифицированные психологи, психотерапевты и психиатры для обследования и реабилитации жертв. Если кто желает работать волонтерами и защищать права человека не на словах, а делом, тоже звоните в организацию по телефонам (812) 7125058, 7124199 и приходите по адресу: Санкт-Петербург, ул. Разъезжая, дом 9.

Спасибо.