May 16th, 2007

Сослагательное наклонение



17 мая - день рождения Галины Васильевны Старовойтовой.
В 12.00 родные и близкие соберутся на Никольском кладбище.
В 14.00 Фонд Галины Старовойтовой и ее семья приглашают
петербуржцев, которые помнят Галину Васильевну, встретиться
в Сквере ее имени (угол Суворовского пр. и ул. Моисеенко).


Сослагательное наклонение

Галина Старовойтова была способна послать самый дерзкий, неожиданный мяч на политическом поле. Одним из таких «пасов» была ее идея назначения на пост министра обороны России гражданского лица. Агентство PostFactum сообщало о состоявшейся 10 февраля 1992 года беседе Бориса Ельцина с Галиной Старовойтовой, в ходе которой обсуждалась возможность ее назначения на должность министра обороны России. 20 февраля того же года, комментируя эту информацию Российскому Информационному агентству, Галина Васильевна сказала: «Не я сама рассматриваю себя на этот пост, а президент. Но надеюсь, что такую ношу не возложат на женские плечи, так как наше общественное сознание еще не доросло до того, чтобы во главе военного ведомства поставили человека в юбке».

В 1995 году, в интервью, данном корреспонденту «Литературной газеты» Владимиру Надеину, Галина Старовойтова заметила: «Если бы Ельцин отважился назначить меня министром обороны, через три месяца я бы имела поддержку самых лучших и самых перспективных людей в Вооруженных Силах России. Через три года мы бы забыли про военную реформу — она осталась бы позади».

Возвращаясь к этой беседе уже после гибели Галины Васильевны, Владимир Надеин сделает в своей статье предположение о том, «что случилось бы, если бы министром обороны России был не генерал Павел Грачев, а младший офицер запаса Галина Старовойтова:
1. Миллиардное воровство в Западной группе войск не состоялось бы. Точнее, оно было бы пресечено в самом зародыше.
2. Чеченской войны или не было бы вовсе (Старовойтова к тому же была профессионалом в межэтнических конфликтах), или она бы началась и проходила без шапкозакидательства, осуществляемая профессиональными военными, которые презмденту ни в чем не клялись.
3. Вооруженные Силы России сократились бы втрое.
4. Политические контакты и пробивной талант Старовойтовой обеспечили бы полное финансирование армии хотя бы в скудных бюджетных пределах. Но вполне вероятно, что ей удалось бы добиться для армии много большего.
5. Сотрудничество с военными Запада развивалось бы гораздо энергичнее и полнее. Возможно, Запад не пошел бы на расширение НАТО на Восток.
6. Информация об армии была бы гораздо полнее. «Дедовщина» пошла бы на убыль. Солдатские матери пролили бы много меньше слез.
7. Югославский сюжет не содержал бы ни капризного — столь дорого нам обошедшегося — разрыва с НАТО, ни дурацкой выходки с захватом Приштинского аэродрома.
8. Трагедий вроде «Курска» не в силах предотвратить никто. Но общество чувствовало бы себя только несчастным, а не несчастным и обманутым.
9. Президент имел бы авторитетную альтернативную информацию о внутриармейских делах. Кадровые перемещения проходили бы под беспристрастным гражданским контролем. Задачи главнокомандующего стали бы менее административными, более стратегическими.
10. И так далее...»
Литературная газета N 36
(5802), 6–12 сентября 2000 г.

Спасибо.