May 22nd, 2007

О кровавых дорожках



Срочно требуется «красная дорожка»! Установлен еще один террорист и имя его названо, а он ходит по обычному грязному асфальту, пачкает ноги и недополучает столь полезную дозу почета и уважения. Его коллеги, взорвавшие в Дохе Зелимхана Яндарбиева, уже с трапа самолета спускались по мягкому ворсу праздничного ковра, их обнимал нынешний первый вице-премьер Иванов, а на работе ждали государственные награды, повышение, изменение имен и фамилий на следующие…

Андрею Луговому повезло в меньшей степени. Он сове дело в Лондоне совершил пол года назад, тогда же вернулся, а Лубянка ему только госпиталь с больничным обеспечила и изоляцию от британских следователей. И никакой красной дорожки, пластической операции, хирургического вмешательства по изменению пола и документов на новое имя, нет. Несправедливо. Товарищ работал на родину, выполнял задание партии и правительства, а его только Конституцией защищают и говорят, что не экстрадируют из-за конституционного запрета на то.

Надо исправить непорядок на законодательном уровне. Принять Закон «О правовых гарантиях, безопасности и льготах для лиц, убивающих граждан за пределами страны по заданию Родины».

Спасибо.

Летайте и обыщитесь


Дмитрий Мотрич. Фото Елены Пальм

Коллеги-журналисты (корреспонденты агентства «Росбалт» и газеты «Петербургский час пик») путешествовали в Москву. Взяли билеты на самолет «Аэрофлота» Санкт-Петербург – Москва (на понедельник 21 мая), сложили вещи и утром поехали в «Пулково». Они сдали свои сумки в багаж и, спокойно пройдя личный досмотр, погрузились в самолет. В Москве им выдали сумки из багажа в открытом и распотрошенном виде. Все личные вещи и буклеты (к презентации информационного проекта), а также запечатанный редакционный конверт с именами победителей одного журналистского конкурса, все было вскрыто и перевернуто.

Корреспондент газеты «Петербургский час пик» Дмитрий Мотрич возмутился и вместе с коллегой из «Росбалта» отправился искать правду в московском аэропорту «Шереметьево». Но работница багажной службы «Шереметьево» сообщила журналистам, что ее сотрудники не имеют отношения к инциденту, а все вопросы следует переадресовать людям из ФСБ, которые досматривали эти сумки. Где сотрудники ФСБ (в Петербурге или в Москве?) шерстили личные вещи пассажиров (в отсутствии владельцев багажа), осталось так и не выясненным.

Посмотрим, как на этот факт отреагирует Санкт-Петербургский союз журналистов… Но стоит заметить, что подобным негласным обыскам подвергаются личные вещи многих пассажиров, вылетающих из российских аэропортов и прилетающих в них. В последний мой полет, замок с сумки совсем исчез.


P.S. Забыл маленький нюансик: сумка Дмитрия Мотрича была красного цвета с надписью на польском языке "Польша".

Спасибо.