June 15th, 2007

Слово о духовности

Духовность, духовность, духовность… Заклинай целую вечность, а духовнее не станет ни на йоту. От неуемных повторений выработана стойкая отрыжка на любые продукты под «духовным» соусом.

Что такое духовность в современном российском политическом словаре? Это дурацкий девальвировавшийся термин. Какое, к чертям собачьим, преобладание духовного над телесным, какие культурная утонченность, отрешенность от низменного и внутреннее совершенствование? В чем они? В проплаченных акциях «наших»? В погромах эстонских магазинов и массовых кражах товаров? В уничтожении непонравившихся картин и избиении геев? В осквернении в подмосковных Химках могил защитников Москвы от фашистов, а в Питере на Пискаревском мемориальном кладбище надгробий жертвам ленинградской блокады? Или духовность живет в нестиранной «георгиевской ленточке», привязанной когда-то к машинной антенне и забытой там, на радость пыли и дорожной грязи? Хуже духовности у нас был бы только патриотизм, если бы он с духовностью не являлся абортированным сиамским близнецом, сросшимся с сестрой-духовностью желудочно-кишечным трактом и купающимся с ней в отходах их общей жизнедеятельности.



Глядя на эту фотографию, сделанную несколько дней назад на московском Арбате, задаюсь вопросом: оскверненная могила маршала-гкчписта Ахромеева (которого гробокопатели вырыли из склепа в ночь после похорон и сняли с него форму с орденами), не есть ли это, в совокупности с торговлей наградами, историей, честью и совестью, с коньюнктурной податливостью и гибкостью позвоночников – той самой русской духовностью в ее истинном, незапачканном энциклопедическими первоисточниками, виде?

Спасибо.