August 7th, 2007

«Скользкий путь антифашизма»

«Ну как же, как же, неужели Вы – мать, не знали что ваш сын стал на скользкий путь антифашизма, что он носил антифашистскую символику, пел антифашистские песни?» - это не из речей нацистских гособвинителей времен Третьего Рейха, а из вопросов, которые задавали матери убитого студента-антифашиста Тимура Качаравы адвокаты убийц ее сына.

Ноябрь 2005 года, 13 число. Тимур вместе с друзьями раздает бесплатные обеды и одежду бездомным возле станции метро «Владимирская». Эта еженедельная благотворительная акция носит название «Еда вместо бомб». Школьники старших классов и питерские студенты покупают за собственные деньги продукты, у кого-нибудь дома готовят супы с кашами и кормят обездоленных (летом под палящими лучами солнца, зимой на сильном морозе или под дождем). В тот вечер ребят было немного. И когда благотворительная акция завершается, Тимур Качарава вместе с другом Максимом Згибаем отправляются в книжный магазин на площади Восстания. Там его и ждет смерть, а Максима - тяжелые ранения. Нацисты выслеживают жертв долго, планируют свое преступление заранее и лишь выбирают подходящий момент для того, чтобы огромной трусливой толпой наброситься на двоих молодых людей и пустить в ход заготовленные ножи и заточки.

Следствию удалось установить большую часть непосредственных участников убийства, но организатор преступления (по другой версии организаторы) остался за кадром и не изобличен. И, тем не менее, это большая удача, когда целая банда штурмовиков-нацистов предстает перед судом и получает «по заслугам». Присяжные признали всех подсудимых виновными в совершении этого наглого преступления и определили в качестве основного мотива, коим руководствовались в своих действиях преступники – возбуждение национальной и социальной ненависти (статья 282 Уголовного Кодекса РФ). Вердикт, вынесенный Городским Судом Санкт-Петербурга, свидетельствует о нескольких фактах. Во-первых, в обществе еще сохранила свою силу прививка от нацизма, сделанная в 20 веке ценою десятков миллионов человеческих жизней. Во-вторых, когда «дела» не фабрикуются, следователи по настоящему работают, а прокуроры серьезно готовятся к процессам, нетрудно объяснить любому здравомыслящему присяжному заседателю (рядовому россиянину и петербуржцу), что неприлично и преступно быть нацистом с бритыми мозгами и руками, утопающими в человеческой крови. В-третьих, советские судьи - профессионалы, которые ведут процессы и определяют наказание (а они в основном попрежнему пропитаны нормами советского права и морали) - самые гуманные в мире, и очень часто освобождают признанных преступников прямо в зале суда или дают минимальные сроки.

Суд над убийцами Тимура Качаравы показал и ранее малозаметную сторону нынешних уголовных дел в отношении современных нацистских преступников. В разных процессах в отношении убийц конголезского или вьетнамского студента, девятилетней таджикской девочки, студента-антифашиста Тимура Качаравы или депутата Госдумы Галины Старовойтовой, преступников защищают одни и те же адвокаты. Некоторым из них не стыдно укорять жертв в том, что те сами повинны в своей гибели (мол, нечего быть антифашистам и ни кто не тронет). Для этих «защитников» нормы адвокатской этики и права лежат где-то близко к основам учений теоретиков нацизма. В суде и на следствии они не ищут доказательств невиновности своих подзащитных, а всячески стремятся оскорбить людей погибших от рук их доверителей, очернить память о жертвах и создать у присяжных пристрастное и неприязненное отношение к потерпевшим. Порой эти «адвокаты» так усердствуют, что в полемическом задоре начинают сами произносить то, что стесняются или боятся сказать присяжным подсудимые.

Конечно, своими словами, основанными на внутренней убежденности в правоте нацистской идеологии, такие адвокаты только вредят собственным клиентам и на заготовленные ими репризы получают со стороны коллегий присяжных реакцию отвращения, а от председательствующих судей замечания. Но появление и наличие касты профессиональных защитников профессиональных нацистов, должно насторожить уже все адвокатское сообщество (от Адвокатской Палаты до Коллегий и консультаций). Иначе, юриспруденцией в стране займутся идейно одаренные юристы-самородки на подобие отдельных адвокатов Юрия Колчина (национал-патриота и технического организатора террористического акта в отношении Галины Старовойтовой), которые на процессе по делу об убийстве Галины Старовойтовой задали потерпевшему вопрос: «Скажите, а почему Вы не пьете, не курите и не ругаетесь матом, как все нормальные русские люди?».

Руслан Линьков.

Спасибо.