December 4th, 2007

Неуродившаяся демократия

Написал реплику для "Делового Петербурга":

Неуродившаяся демократия

Демократия в России не умерла. Она не родилась. Ее пытались зачать, но все методы оплодотворения показали свою малоэффективность, а современные лидеры демократических партий на поверку оказались бесплодными. Граждане отказались самостоятельно мыслить и действовать, а власти не отпустили рычаги управления обществом, умами и всеми сферами жизни.

Томас Джефферсон (третий президент Соединенных Штатов Америки и глава комитета по созданию декларации независимости) утверждал, что демократия – это процедура. И был прав. Регламентирование и детализированная прописанность различных сфер жизнедеятельности общества, а главное – подробное описание механизмов принятия жизненно важных решений, способов избрания руководства страны и регионов, делегирования тех или иных полномочий, равно как и закрепление гражданских прав и свобод, создание гарантий для их защиты и соблюдения - в этом и есть смысл процедуры в демократическом обществе и государстве.

Демократия в России не родилась ровно тогда, когда в законодательстве посткоммунистической страны, остающейся советской по своей сути и по сей день, появились нормы двойного, тройного и подчас десятерного толкования. Когда судам дозволено принимать решения о «несущественности нарушения выборного законодательства» тем или иным кандидатом, равно и партией – это ли не правовой нонсенс. Т.е. по закону суд может признать нарушение закона существующим, но «несущественным», а значит не являющимся основанием для наказания правонарушителя. И этой безнаказанностью не преминули воспользоваться власти и те партии, коим они благоволят. Их сомнительная с правовой точки зрения агитация и манера ведения политической кампании, получили легитимизацию со стороны законодателя и суда, которые так и не стали независимы от административного воздействия. Поэтому, чистота и прозрачность процедур по-прежнему несвойственны российской политической традиции и культуре.

Переход от тоталитарного государственного устройства к демократическому, должен был бы сопровождаться целым рядом мер, которые закрепили бы плод демократии в чреве организма Российской Федерации. Методы прививания демократических институтов в послевоенной Германии (денацификация, запрет на профессии для активных сторонников тоталитарного режима) сыграли волшебную и позитивную роль в истории немецкого народа после Второй мировой войны и позволили ФРГ выйти в лидеры цивилизованного мира. В России люстрации (запрет на профессии) не применялись. Все первые, вторые и третьи секретари ЦК, обкомов, горкомов и райкомов КПСС, сотрудники спецслужб, занимавшиеся политическим сыском и преследованием инакомыслящих, сохранили свои административно-командные высоты и возможности. Они не потеряли права преподавать в ВУЗах и работать в средствах массовой информации.

Эти «бывшие» и низвели эйфорию влюбленности российского общества в демократические идеалы до уровня лютой ненависти к слову «демократия», а термин «демократ» превратили в страшное ругательство. «Бывшим» удалось ловко воспользоваться размытостью формулировок законодательства, использовав ее для личной пользы и зачастую, своекорыстной выгоды.

Новым поколениям демократов-романтиков предстоит извлечь уроки прошлого и настоящего для того, чтобы понять, что демократия должна не только гарантировать права и свободы, в том числе и «бывших», но и защищать себя (даже такими жесткими процедурами как люстрации) от тех вурдалаков-мертвецов из тоталитарного прошлого, которые еще не раз будут хватать своими клешнями живых и тащить их в свои мрачные, сырые могильные склепы сталинизма и опричнины. Иначе, спиралька российской истории так и останется замкнутым кругом из сплошных черных страниц и белых пятен.

Руслан Линьков.

Спасибо.