recepter (recepter) wrote,
recepter
recepter

Похитители и правохоронители.

«Сегодня наша замечательная прокуратура впервые за многие годы сработала оперативно и внешне грамотно. Ну, во всяком случае, это мне так показалось. Надеюсь, что я не ошибаюсь в своих ощущениях и весьма поверхностных (пока) впечатлениях. Дежурный прокурор была мила и вежлива. Ее начальство решило не участвовать непосредственно в процессе рассмотрения дела. Устами милиционеров оно запретило французскому телевидению производить съемки в помещении приемной питерской горпрокуратуры и попросило удалить фотоаппарат. Мне кажется, что уголовное дело будет все-таки возбуждено и негодяев в милицейской форме привлекут к ответственности за свои злодеяния…».

Еще неделю назад сделал у себя в компьютере эту запись, собираясь рассказать о том, как прокуратура раскрывает особо опасные преступления. А жизнь распорядилась иначе. Ничего прокуроры полезного и нужного для расследования серьезнейшего преступления не сделала. Материалы из городской прокуратуры были спущены в районную и там нашли полочку для запыления. Что прокурорам похищение с применением оружия двух восемнадцатилетних подростков, их вывоз в лес, пытки, издевательства и оставление в беспомощном состоянии? Ничто, аналог игры «зарница». Тем паче, если эдакую шалость совершили сотрудники милиции или смежные с ней работники спецслужб – это совсем прокурорам безынтересно.

В заявлении на имя прокурора Санкт-Петербурга С.П.Зайцева, мать одного из пострадавших молодых людей – М. пишет: «8.12.2006 года около 23 часов, моего сына с приятелем от подъезда дома, в котором они проживают, похитила группа неизвестных, среди которых было две женщины. Представившись сотрудниками правоохранительных органов насильно и угрожая оружием, накинув им на глаза капюшоны от курток, затолкали в машину и отвезли в лесополосу за улицей Коммуны. В лесу, привязав к дереву за руки и за ноги, угрожая оружием, наносили побои, требуя признаться в организации ввоза взрывчатки и наркотических веществ. С сына сняли джинсы, хватали за половые органы и угрожали их отрезать, говоря при этом: «Умри как мужчина». Отобрали телефон, паспорт, страховое свидетельство, ключи от квартиры, сказав, что они ему больше не понадобятся. Затем скрылись, сказав, что когда они (ребята) понадобятся, их найдут».

Из аналогичной бумаги, поданной в городскую прокуратуру В. - отцом второго студента-жертвы, следует, что его сына в том же лесу приковали наручниками к дереву и два часа методично избивали. Впоследствии, обоих подростков бросили голыми и связанными в лесной глуши (при уличной температуре ночью около ноля). Их одежда была методично изрезана ножами «правоохранителей».

Сначала, когда стало известно о решении горпрокуратуры перепоручить следствие Выборгской районной прокуратуре, это показалось странным: почему отправляют дело в одно из периферийных подразделений? Коли преступление совершено сразу на территории нескольких районов, объективно расследовать его могут только в вышестоящей инстанции – не в районном ведомстве. Статья 151 Уголовно-процессуального кодекса России устанавливает порядок рассмотрения дел о преступлениях, совершенных сотрудниками милиции (а здесь еще предстоит выяснить, не участвовали ли в похищении людей и сотрудники Выборгской районной прокуратуры), расследуются работниками прокуратуры. Исходя из тяжести содеянного, общественной значимости, объема дела, сложности добычи доказательств и изобличения должностных лиц, порядок следствия по таким делам определят лично прокурор субъекта федерации. На него и должна ложиться ответственность за раскрытие или нераскрытие преступлений. Но потом, взглянув на фамилии пострадавших и не обнаружив среди них губернаторских и министерских сынков, которым бы неустановленные «правоохранители» шнурками перетягивали гениталии и угрожали пистолетами, приставляя оружие к виску, понимаешь, что так оно и должно было произойти. Любой гражданин, не обладающий специальными познаниями в криминалистике, знает, что для успешного изобличения правонарушителя важно в первые часы и дни после свершившегося злодеяния, произвести ряд оперативно-следственных действий по горячим следам. Кроме опроса потерпевших в момент подачи заявлений в городскую прокуратуру, ничего существенного и значимого по этому делу не произошло.

Среди лавины нынешних похищений молодых людей (их в массовом порядке и при содействии милиционеров крадут на улицах Петербурга и Москвы сотрудники военкоматов), данное происшествие может показаться хоть и рядовым, но несколько выделяющимся из привычного ряда. Ребят отправили не «дедам» на убой, а «операм» для отработки навыков допросов с пристрастием и на корм волкам. Но для прокуроров оно (это дело) ни чуть не лучше заявления гражданки Галины Григорьевой, проживающей в Красносельском районе Петербурга, у которой 13 декабря сотрудники Московского райвоенкомата похитили сына Михаила и без его согласия (незаконно лишив свободы в помещении военного комиссариата), отправили «служить» куда-то в Псковскую губернию.

Похвалить прокуроров в 19 веке попробовал Николай Васильевич Гоголь. Правда, у него это получилось весьма неоднозначно: «Один там только и есть порядочный человек: прокурор, да и тот, если сказать правду, свинья». Спустя столетия, справедливости ради, надо сказать, что «порядочные люди» (по гоголевскому определению) на Руси не перевелись, а только размножились. С наступающим Новым Годом Вас, правохоронители! С Годом свиньи!

Руслан Линьков.

Спасибо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments