recepter (recepter) wrote,
recepter
recepter

Categories:

Из военной части Ленинградского военного округа бесследно исчез солдат!!!

В войсковой части № 07727, дислоцированной в Каменке, Ленинградской области, бесследно исчез солдат Гущин Юрий Сергеевич (житель Воронежской области). Это произошло в начале октября 2006 года. До демобилизации ему оставалось всего два месяца. Первоначально руководство части в лице майоров Благый и Потапова, лгало матери Юрия Гущина, что ее сын отправился в отпуск. Общение с сослуживцами Юрия было ограничено и только в присутствии офицеров. Помещение, где Юрий проживал осмотреть не дали, как не позволили осмотреть его личные вещи. 9 января 2007 года Ольге Николаевне Гущиной позвонил домой в Воронеж неизвестный человек и сообщил, что ее сын Юрий был жестоко избит в части, в которой служил. Дальше беседовать незнакомец не стал и повесил трубку. Военная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении… Юрия Гущина по статье 337, часть 4 (самовольное оставление части). В квартире Ольги Николаевны провели обыск воронежские милиционеры (искали Юрия).

В минувший четверг «Солдатские матери Санкт-Петербурга» посетили Каменку и ознакомились с некоторыми документами этой воинской части. Выяснилось следующее: в части существует «контракт», который, якобы, подписал Юрий. Он датирован 1 июля 2005 года. Еще имеется приказ командира о заключении контракта, подписанного Юрием Гущиным. И здесь есть важный нюанс (!). Приказ о вступлении в силу контракта (подписанного Юрием 1 июля 2005 года) датирован 30 июня 2005 года. Весьма странное и подозрительное обстоятельство. А если еще и учесть, что Юрий Гущин в письмах матери за 2006 год сообщал, что никогда не будет подписывать контракты с армией и на контрактную службу не согласится: «меня легче убить, чем заставить. Я свободу ни на что не поменяю», дело о пропаже Юрия, приобретает совсем иной оборот.

Мать Юрия, Ольга Николаевна Гущина убеждена, что ее сын был жестоко избит в части и военные сейчас делают все для сокрытия этого преступления. Потому и нет расследования, не ведется надлежащая работа в самой части, не допрашиваются сослуживцы и офицеры, а следователь военной прокуратуры города Выборга даже не выезжал в расположение в/ч №07727.

Уважаемые коллеги журналисты, большая просьба взять под контроль историю с таинственным исчезновением солдата Юрия Гущина.

Под катом Вы найдете текст письма Ольги Николаевны Гущиной в организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга». Там подробно изложены перипетии взаимоотношений с военным ведомством. Контакты матери Юрия можно взять у питерских солдатских матерей.


"МОЙ СЫН, Гущин Юрий Сергеевич был призван в армию 13 декабря 2004 года. В начале он служил в учебной части г. Коврова Владимирской обл. Через полгода, в мае его перевели дослуживать по адресу: Ленинградская обл., Выборгский район, пос. Каменка в/ч 07727 «ОТО» (секретная часть постоянной боевой готовности). Всегда писал очень хорошие письма, никогда ни на что не жаловался.

Все началось и конце сентября. Однажды он позвонил и сообщил, что его вызывали и строевую часть и сказали ему, что те документы (паспорт и водительские права), которые он сдал на хранение, у них пропали. Сын стал просить выписать ему какую-нибудь справку, подтверждающую, что не он потерял, но ему было отказано в грубой форме и он сказал, что больше просить не будет, что это у них не единичный случай, у многих ребят пропадали паспорта.

Он сообщил нам, чтобы мы не волновались, скоро придет на дембель и все восстановит. После этого наступила тишина, ни звонков, ни писем от него больше не поступало. 8 октября (у него день рождения) мы отослали поздравительную телеграмму, но она пришла назад с пометкой «Адресат выбыл». Я забила тревогу. Телефон сына молчал. Я вышла на питерских телефонисток и слёзно попросила помочь мне выйти на пос. Каменка. Они пошли мне навстречу и дали номер 8-813-78-53-167 у этого номера нужно попросить «Траекторию», а затем «Времяночка» (я сама бывшая телефонистка засекреченной связи) и знаю что это такое.

Сначала я попала на дневального. Он мне сообщил, что Юра Гущин отпущен в отпуск на 10 дней и что он уехал не один, еще несколько человек было в тот день отпущено. Я удивилась, какой отпуск, когда осталось служить всего ничего?

На следующий день меня соединили с ИО командира части майором Потаповым. Он подтверждает, что мой сын отпущен с 4 октября на 10 дней и сразу попросил, чтобы я перезвонила ему через 1 час, якобы ему нужно посовещаться кое с кем. Когда я перезвонила, он мне говорит: «Вы знаете, Ваш сын отпущен, оказывается на месяц до 6 ноября». Тогда я стала просить соединить меня с командиром роты, все-таки он лучше должен знать, что да как. Майор Потапов пообещал, что ком. роты завтра мне позвонит, но прошло несколько дней, а звонка не последовало. Я снова звоню майору Потапову, но от него около недели были отговорки (то ком. роты уехал на учения, то его нигде не найдут, то у него на мой телефон закончились деньги), мне надоела эта волокита, и с помощью солдатиков раздобыла номера мобильных телефонов ИО ком. части Потапова и ком. взвода Благый. Позвонив ком. взвода Благый, я сообщила, что сын не приехал в отпуск домой (а уже прошел почти месяц, на что был дан спокойный ответ: «давайте подождем
до 8 ноября. Он уезжал не один, ребята приедут к 8 ноября и мы все у них узнаем»).

После 8 ноября у ком. взвода стал телефон постоянно отключен. Я снова звоню майору Потапову, и он мне выдает свою версию, что в тот день (4 октября) из части шла машина в С-Петербург и Юру довезли до Московского вокзала. Эта брехня взбесила нас до предела. 9 ноября мы подали заявление о розыске сына в милицию по месту жительства. Они сказали, что бумаги будут отправлены в прокуратуры г. Воронежа и Санкт- Петербурга.

В тот же день мы выехали по месту службы сына, потом в часть 11 ноября (суббота) утром, перед разводом. До этого поговорили с солдатиком на посту, он сказал, что он с Юриной роты, но разглашать информацию, касающуюся мл. сержанта Гущина им не разрешено, Я спросила, ведь у нас объявлена тревога по поводу, что сын не вернулся в часть после отпуска», на что он ответил; «да здесь толком никто не знает на сколько его отпустили».

После развода мы подошли к офицерам (Потапову и Благый). Они нам сообщили, что Юра 3 октября получил 7500 рублей, предписной, а 4 ноября он уехал к месту жительства. Как же так, спросила я у Потапова, вы же сказали, что его довезли до вокзала, я же с вами по вашему телефону разговаривала?». На что он мне ответил; «Может быть, вы не со мной говорили». Но телефон то его и голос его был, Я спросила, каким образом можно доехать до Питера, был дан ответ, что сначала автобусом до Кирилловоекое, а затем электричкой до С-Петербурга, Еще у них спрашивали, зачем сына в отпуск отпустили, ему же осталось чуть больше 2 месяцем? Но он же просился, дан ответ. Еще спросили, когда у сына должен быть дембель, майор Благый сказал, что ]5 декабря. Ни о какой контрактной службе не было и речи.

Мы попросили напечатать нам ходатайство в помощи поиска сына и там, черным по белому напечатано: мл. сержант Гущин Юрий, по не контрактной службы. И еще в последнем (за сентябрь) письме на мой вопрос «Не надумал ли он остаться на контракт?», он мне отвечает: «Меня легче убить, чем заставить, свободу ни на что не поменяю». Я все эти доказательства вам уже высылаю. Мы спросили офицеров, что они предприняли, ваш боец не вернулся с отпуска? Они сказали, что подали заявление в Рощинское от деление милиции. Еще мы попросили дать номер военного билета, чтобы проехать по билетным кассам; на вокзалах. Нам отказали, т.к. мы приехали в выходные дни и начальника «строевой части» найти невозможно. Про документы, потерянные ими они сказали, что первый раз слышат.

Мы попросили посмотреть комнату сына, (в этой части нет казарм, они жили в общежитии), может быть остались личные вещи сына. В этой просьбе, которую мы повторили неоднократно, нам было отказано.

Потом мы попросили привести нам служащих, которые непосредственно были друзьями сына. Нам привели Гаранина и Кузнецова, Они рассказали нам, что 4 ноября Юра утром был одет в гражданку (мы высылали), когда все пошли на завтрак, то он не пошел, а сказал что подождет с завтрака и попрощается. Но когда ребята пришли, его уже нигде не было. Не может такого быть, чтобы Юра, не сказав до свидания, уехал вот так. Больше офицеры ничего не дали сказать им и были отправлены в часть, хотя нам многое хотелось бы узнать.

И что нас поразило и в этих служащих и в остальных, они никто не смотрел нам в глаза, были чем то напуганы и никому не разрешилось разговаривать с нами без офицеров. И чем больше мы вникали в обстоятельства пропажи сына, тем больше у нас возникало неясных вопросов и становилось запутаннее это дело.

Затем, после части мы поехали в Рощинское отделение милиции. Бумаг и заявлений с этой части, как мы и предполагали, там не оказалось. Мы написали свое заявление о розыске сына. Хотелось еще съездить в Выборгскую прокуратуру по адресу Военная д. 1, но нам старший участковый скачал, что заявление «отксерит» и отошлет сам в Выборг и С-Петербург.

13 ноября мы узнали номер военного билета сына и объехали все вокзалы г. С-Петербурга, везде нам сделали распечатки, но оказалось, что сын с Питера не выезжал. 14 ноября мы выехали домой.

До сих пор никаких известий, никакой зацепки нет. Мальчишка он у нас серьезный, очень спокойный. До армии получил специальность эксперт качества потребительских товаров, и после армии ему дома обещали работу, так что ни о каком контракте он и не думал.

Дома, когда приехали, мы обратились во множество инстанций, но перед нами по-прежнему глухая стена.

Сначала сообщение о пропажи сына, факсом отправили президенту В.В. Путину, затем министру обороны С.Б, Иванову (от него пришла бумага «Взят на особый контроль».) Через интернет выходили с сообщением на передачу «Жди меня». Два письма отправлены в Комитет солдатских матерей г. Москва. Письмо отправлено в Главную военную прокуратуру, главному прокурору г. Москвы (был дан ответ, что копия моего письма переслана военном) прокурору Ленинградского военного округа генералу-майору юстиции Лебедю И.И. Писали в С-Петербург Шпалерная, д. 19, переслали в г. Выборг ул. Военная, д. 1, Писала адвокату Кучерена г. Москва (ответа не было). Еще факсом недавно отправила бумаги в Выборгскую военную прокуратуру, главному прокурору. До этого в этой прокуратуре были документы и бумаги все у следователя ст. лейтенанта Сыссорова. Но я как поняла, он этим делом не хотел заниматься. Я неоднократно звонила ему, хотела написать, как все было, но он сказал, ничего не надо. Если что-то выплывет, то он сам позвонит. Я спросила «в части вы были, проводили расследование»? Он сказал нет. Потом бумагу прислал на нашу милицию, где писал, чтобы его искали дома и прислали со школы характеристику.

Сотрудники милиции приходили к нам домой и делали обыск, это так унизительно, ходили по соседям с вопросами. Затем от следователя Сыссорова Д. В. пришло мне письмо, что по поводу исчезновения вашего сына возбуждено уголовное дело по признакам преступления по ст. 337 ч. 4
(преетунник-дизертир). Какой ужас. Его же отпустили в отпуск, значит случилась беда, он же сам не сбегал, почему по статье? Не понимаю.

После я позвонила прокурору этой прокуратуры» попросила сменить следователи, вкратце прокурору объяснив, в чем причина. Он попросил все написать и отправить факсом ему, сказав, что этим делом займется сам. Но где гарантия?

Еще были написаны письма В.ВЖириновскому и в Дежурную часть «Рубрика по вашему письму» г. Москва.

От отчаяния я даже не знаю, что мне еще сделать, куда обратиться? Везде нарываюсь на хладнокровие, непонимание и нежелание помочь.

За время праздников (хоть вам и покажется смешно, наверное) но я объехала в Воронежской области ряд ясновидящих: маги-колдуны. Но у всех вырисовывается одна и та же картина, что из Каменки он не выезжал по основной дороге, к автобусной остановке он не шел. Была сильная драка на территории части, он сильно избит. Сейчас находится что-то вроде санчасти, и сознание не приходит, у него отбит весь низ, повреждены печень и почки. Около него есть уход, но он не профессиональный, около нет постоянно рядом женщина, иногда мужчина. Но люди они нехорошие. Вот такую версию я слушала почти у каждого ясновидящего. Они живут и разных городах и сговориться никак не могли.

И еще нам 9 января был домой звонок. Звонил по голосу молодой человек, он сообщил: «Ваш сын был сильно избит в части». Я спросила как его фамилия и кто это звонит, он сразу отключился. Может быть, он бы еще что-то рассказал бы, но я его видимо спугнула, больше звонков не было.

И еще когда мы приехали с части, я подумала, что буду ночами или когда получится дозваниваться до части и расспрашивать ребят, может быть кто-то чем-то поможет, расскажет, но при первом же звонке поняла, что там сменили номера телефонов. И женщина, когда я несколько раз позвонила по номеру: 8-813-78-53-167 сказала, что с середины ноября сменили номер, что теперь я попадаю в квартиру.

Это все очень подозрительно. Не правда ли?
Моя надежда, после звонка в вашу службу, осталась только на вас!
В Москве на мой звонок в комитет солдатских матерей как-то грубовато со мной поговорили.

Родненькие мои женщины, умоляю Вас, помогите нам в этом ужасном горе. Если я нужна буду там у вас, то позволите, в любой миг приеду, ведь это же мой сын. Вроде бы все написала.
С надеждой и уважением - Гущина Ольга Николаевна. 15.01.2007 г".



Спасибо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments