recepter (recepter) wrote,
recepter
recepter

Categories:

Элитарные демократы


Бывшие депутаты Государственной Думы РФ от СПС - Григорий Томчин и от Яблока - Александр Шишлов.
Фото Интерпресс. Автор фотографии Александр Николаев

Продолжение вот этого http://recepter.livejournal.com/455284.html

Элитарные демократы

Возникает сакраментальный вопрос – почему же наши видные политические деятели, приватизировавшие название «демократы», не могут противостоять этому грязному потоку ксенофобного и во многом криминального патриотизма. Увы, они не умеют это делать нормальным образом – путем создания эффективного законодательства. Они готовы только говорить, говорить и говорить. И это одно из главных доказательств того, что их политическое время кончилось. Они пришли в политику как дилетанты и не сумели стать профессионалами. Попробую обосновать свою столь возмутительную с точки зрения людей, которые считают себя нынешними «главными демократами», позицию.

Когда по воле идеалиста Михаила Горбачева и его сподвижников на СССР обрушилась перестройка, для всех нас демократия стала очень ценным, но экзотическим подарком. Мы не знали, что с ней делать, но твердо верили, что демократия – это всемогущий джинн, который в ответ на наши «сезамы» сам принесет нам все свои сладкие плоды. Но оказалось, что демократия – это, прежде всего и главным образом, особая и новая для нас работа. Советский стиль деятельности кардинально отличался от норм в государствах конституционной демократии: низкая технологическая дисциплина и внепрофессиональные способы делания карьеры, завышенные социально-экономические ожидания и низкая личная ответственность. А в результате крайний дефицит рационального технологического подхода к труду - фактически антитехнологичность.

Максимального развития отечественная специфика достигла в сфере политики. Закрытость реальных интересов и принципов деятельности структур власти (в большинстве случаев и от самих представителей власти), и одновременно декларация во многом взаимоисключающих установок путем назойливой пропаганды и агитации. Всему этому сопутствовала система сакральных тотемов и табу советской власти. Она сформировала такую властную психологию, которую большинство ее противников рассматривали как глубокую паранойю. А поскольку главным достижением социализма была принципиальная возможность участия во власти всех, кроме врагов народа, то этой паранойей, в той или иной степени, был болен весь советский народ, в том числе и будущая российская «демократическая элита».

Дефицит позитивного рационального мышления неизбежно был характерен и для интеллигенции, поскольку реальная практика легальной демократии была ей знакома только понаслышке. Еще более далеки от нее оказались благополучные итеэры, у которых весь опыт их деятельности был сугубо советским, а связь с демократией сводилась лишь к «кухонному диссидентству». Советская интеллигенция оценивала свои обрывочные и случайные знания о демократии, как крайне важные и полноценные. Вместе с тем они опирались на довольно шаткие основания: принцип «запретный плод сладок»; манию приобретения популярных знаний, породившую воинствующий дилетантизм, всходы которого мы пожинаем до сих пор; комплекс интеллигентского превосходства; наконец, почти полная неспособность к конструктивному сотрудничеству - следствие воспитания в административно-командной системе.

Наши вчерашние «кухонные демократы» принесли с собой в постсоветскую Россию собственный советский деловой менталитет и присущее ему несовместимое противоречие между теорией и практикой. Вполне закономерно, что главной миссией нашей «демократической политической элиты» оказалось использование общедемократической патетики, а отнюдь не целеустремленная профессиональная деятельность по развитию реальной демократии. Благодаря такому, сугубо пропагандистскому направлению своей деятельности, российская «демократическая политическая элита» сформировалась как страта политических демагогов, а не реальных политиков. Все больше росли ее амбиции, в том числе и материальные, но отнюдь не профессионализм. Деятельность и творчество представителей данной «элиты» вызывает опасения, что они не только плохо знакомы с законодательством стран конституционной демократии, но даже не читали тех законов РФ, которые сами принимали.

Нельзя, конечно, отрицать главные заслуги российских демократов - освобождение России от власти партократии, разрушение идеологического базиса административно-командной экономики, уничтожение железного занавеса и тем самым создание для страны возможности войти в общемировое пространство. Они же добились и свободы слова. Но, увы, свобода слова без развития всех остальных демократических свобод и институтов не смогла стать действенной технологией демократического общества. Сегодня уже смело можно констатировать факт ее скоропостижного ухода из нашей жизни. Весомый вклад в сие печальное событие внесли и лидеры «правых». На словах они защищали трудовой коллектив НТВ, а на деле координировали первую расправу власти с независимой прессой. Делалось это под вывеской «спора хозяйствующих субъектов». Тогдашний глава думской фракции СПС Борис Немцов с гордостью уверял, что на первом месте для его партии стоит право частной собственности и только следом идут все остальные свободы. Напоминания же о наличии крепкой частной собственности в нацистской Германии и об отсутствии там всех прочих прав человека, «правые» старались не слушать и не слышать. Создается такое ощущение, что «правая элита» рассчитывала управлять свободой слова с помощью рубильника – включать на период избирательных кампаний и только в своих интересах. Захотели - врубили. Надоело - вырубили.

В то же время, освобожденная от власти партократии экономика не превратилась в эффективную рыночную систему, построенную на честной конкуренции. Все это во многом прямой результат того, что «элитные демократы», получив гигантскую политическую власть (а большинство у них было в двух созывах Государственной Думы), потратили драгоценное для России время на персональный пиар, неоправданно затянувшиеся дилетантские споры о должностях и процедурных мелочах, вместо того, чтобы эффективно законодательствовать и привлекать к управлению специалистов.

За 13 лет своей работы в высшем законодательном органе страны «демократическая элита» фактически не справилась с формированием главного базиса демократического развития России - правового пространства. Годами рассуждая о необходимости освобождения бизнеса, они не сняли с него ни непомерное бремя налогов, ни безграничную власть чиновников, чем всячески способствовали формированию институциализированной коррупции. Они не сумели создать однозначную правовую базу системы льгот для уплаты налогов (о чем свидетельствует, например, дело ЮКОСа). Они придумали и приняли законодательство о банкротстве, ставшее основанием криминального передела собственности. В недрах СПС родилась и была реализована в парламенте партийная реформа, расчистившая для «элиты» политическое пространство от мелких партий-конкурентов и лишившая многих граждан права самостоятельно объединяться по политическим убеждениям, в том числе и на региональном уровне. В тех же «элитарных» мозгах родилась идея повышения барьера для прохождения партий в Думу с 5% до 7%, которая сегодня успешно реализуется властью и против чего сейчас протестуют ее авторы. Но в период властвования и «Союзу правых сил» и «Яблоку» не нужны были новые соперники на демократическом фланге.

«Демократическая элита» не справилась с правовой реформой, сохранив в законодательстве многие десятки антиконституционных норм, и не сформировав основу для обеспечения исполнения положений принятых ими же законов. Более того, перед своим вынужденным уходом из власти они во многом начали движение назад от демократического права, приняв ряд антиконституционных поправок к УПК РФ, благодаря чему судебный процесс почти лишился принципа состязательности сторон. В то же время, из-за процессуальной неполноценности и во многом антиконституционности всего законодательства о правоприменительной практике, в стране сохраняются противоправная закрытость предварительного следствия даже от его участников. Все это позволяет правоприменительным органам легко фабриковать дела, о чем и свидетельствует гигантское количество приговоров, отмененных Верховным Судом РФ. Голосование по этим антиконституционным поправкам оказалось крайне показательным и выпукло продемонстрировало уровень правового профессионализма депутатов Государственной Думы РФ третьего созыва - ни один из них не выступил против расправы с правосудием и Конституцией России. Для незащищенного властью человека, как истца, так и ответчика в уголовном деле эти поправки являются трагедией.

Находясь на ключевых постах в правительстве, Думе и администрации президента и имея все возможные рычаги влияния на высшую власть, «элитарные демократы» не приложили ни малейших усилий для прекращения кровопролития в Чечне и мирного разрешения конфликта. Они не воспрепятствовали экспансии силовиков, которая привела к милитаризации государства и общественного сознания. Именно их руками возводилась «вертикаль власти», раздавившая горизонталь гражданского общества. Поэтому, сегодняшние их выступления против «назначаемости» губернаторов, на фоне постоянной поддержки «элитой» прокремлевских кандидатов в губернаторы (достаточно вспомнить, как СПС и Яблоко агитировали за Валентину Матвиенко), выглядят крайне фальшиво.

Показательно, что вне интересов большинства представителей «демократической элиты» находится правозащита, как конкретный вид политической деятельности. Элита не слишком озабочена сегодня и тем, что от уголовной ответственности освобождаются многие тысячи представителей власти, вина которых доказана. Это во многом обуславливается множеством дыр, сохраненных профессионально некомпетентными законодателями. Вопиющий пример – освобождение от уголовной ответственности 150 генералов и адмиралов (10% от всего высшего командного состава ВС РФ), о чем были публикациии в открытой прессе. Есть и другие неподсудные правонарушители - губернаторы, менеджеры крупных компаний, силовики и прочие чиновники.

Расхождение предвыборных обещаний с дальнейшей парламентской деятельностью «элитарных демократов», скорее не умышленный обман избирателей, а еще одна иллюстрация их неспособности к повседневной, системной работе по реализации декларированных лозунгов. В 1999 году СПС прошел в Думу, гарантируя своим избирателям (молодежи) отмену призыва в вооруженные силы, переход армии на профессиональную основу и серьезную реформу силового блока. В рамках предвыборной кампании производился сбор миллионов подписей россиян за проведение всероссийского референдума с вопросом об отношении граждан к отмене призыва в вооруженные силы. Как только «правые» попали в парламент, автографы миллионов сторонников демократии стали ненужными. Центризбирком под надуманным предлогом отказал инициативной группе СПС в проведении такого плебисцита. Но ни лидеры «Союза правых сил», ни его депутаты Государственной Думы не обратились в Верховный Суд, не оспорили незаконное решение избиркомовских чиновников. Не захотели они организовывать и повторный сбор подписей под требованием референдума по той же проблеме. Предвыборное обещание оказалось вульгарной пиартехнологией. Брошенная на произвол судьбы реорганизация армии привела к формированию вместо контрактных частей и подразделений преступных карательных бригад, притягивающих к себе благодаря безнаказанности криминал.

Одним из основных элементов демократического государства должно быть местное самоуправление. Его роль четко прописана и в Конституции Российской Федерации. На местное самоуправление должны были опираться и демократические организации, ведь эта ветвь власти находится в непосредственной близости к избирателям и должна эффективно с ними взаимодействовать, реализуя свои полномочия и пользуясь целым рядом прав и прерогатив. Каким же было разочарование общественности, когда Государственная Дума приняла с подачи депутата-яблочника Александра Шишлова и мэра Москвы Юрия Лужкова поправки к Закону «О местном самоуправлении», которые фактически ликвидировали МСУ в Москве и Петербурге (городах с наибольшей концентрацией демократических избирателей). Муниципалитеты двух столиц превратились в декоративную мишуру, которой власти субъектов федерации посыпают внутридворовые дорожки. Права и полномочия МСУ захвачены государственными чиновниками разного уровня. Так что же такое «поправки Шишлова-Лужкова» – злой умысел или еще одно свидетельство в пользу законодательной профнепригодности «элитарных политиков»? А ведь на организацию настоящего местного самоуправления в России «околояблочные» и «правые» структуры получили многомиллионные гранты в твердоконвертируемой валюте.

Низкий уровень правовой компетентности и эффективности законотворчества представителей российской «демократической элиты» - прямое следствие того, что все их программы - как правило, лишь общие рассуждения о том, что «в принципе» надо сделать по неким образцам. Но это сугубо идеологическое введение в демократию не может заменить программ реального развития российского правового пространства. В них следовало бы прописать конкретные политические и законотворческие цели и задачи с учетом российских реалий. Не удивительно, что подобная «элита» проиграла последние выборы в Госдуму. Сокращение ее электората - прямой результат низкого уровня ее профессиональной компетентности. Образованные и более или менее благополучные сторонники демократии хотят видеть в программах политиков конкретные технологии развития демократического общества, а в их деятельности – реализацию этих технологий, а потому, как правило, не голосуют вообще. Всем остальным в ситуации дефолта личных ожиданий от демократии ближе привычная коммунистическая или патриотическая и/или державная идеология, компенсирующая их чувство собственной и национальной ущербности.

Что же помешало современной российской «демократической элите» усвоить реальные технологии демократии? Для них это было сложно (они уже зафиксировали на уровне подсознания командно-административные принципы деятельности власти - в том числе, и нормы права), некогда (они укрепляли свой социально-экономический статус), да и незачем.

В конечном итоге, поскольку сегодня практически вся российская политическая элита - и демократы, и патриоты, и коммунисты, и представители последовательно сменяющихся партий власти - это вчерашний советский средний класс, вся она, за немногими исключениями, равно недееспособна в практике демократии. Ее деятельность подтверждает пророческое утверждение историка-диссидента А. Амальрика в знаменитой книге «Просуществует ли СССР до 1984 года», сделанное еще в 1969 году: «В нашей стране, поскольку все мы работаем на государство, у всех психология чиновников… Так называемый средний класс не только не представляет исключения в этом отношении, но для него … это психология в силу его социальной срединности наиболее типична. Таким образом, … хотя в нашей стране уже есть социальная среда, которой могли бы стать понятны принципы личной свободы, правопорядка и демократического управления, … эта среда столь посредственна, ее мышление столь «очиновлено», что успехи демократического движения, опирающегося на этот социальный слой, представляются мне весьма проблематичными».

Поскольку самые известные нынешние представители «демократической элиты» были вполне успешными советскими карьеристами, постольку главным стимулом их политической деятельности оказалось (за редкими изъятиями) стремление к достижению высокого социально-экономического статуса, а отнюдь не декларируемый большинством из них идеализм. В то же время они, как и вся советская интеллигенция, больны неким универсальным дилетантизмом и одновременно глубоко поражены комплексом превосходства. Таков характер политической деятельности элиты, которую можно назвать демонстративной.

В этой специфике деятельности российской «демократической элиты» можно найти ответ на два сакраментальных вопроса к ней, которые имеются у большинства российских интеллектуалов. Первый вопрос - почему (в отличие от западных демократов) команды лидеров «демократической элиты» сегодня составляют отнюдь не серьезные профессионалы в сфере реальной политики, а главным образом имиджмейкеры, специалисты по выборным технологиям, пиарщики и помощники – технические исполнители. Ответ очевиден: для «выдачи на поток» демагогии, серьезные профессионалы не нужны, зато они могут составить реальную конкуренцию лидерам. Не случайно за пределами СПС и Яблока оказались главные действенные правозащитники страны Сергей Ковалев, Юлий Рыбаков, Валерий Борщев. Нет там и современных молодых интеллектуалов. Хотя сами «элитарные демократы» смеются над «Идущими вместе», их молодые активисты обладают тем же комсомольским менталитетом: «Партия сказала «Надо!», комсомол ответил «Есть!». Сегодня стагнационные процессы охватили все демократические организации, на всех уровнях.

Второй вопрос - почему даже в условиях явной угрозы проигрыша на выборах, главные демократы страны – СПС и Яблоко - не смогли объединиться и с блеском вместе проиграли. Ответ на этот вопрос тоже очевиден: в отсутствии программ реальной политики им незачем консолидироваться, но зато при объединении возникает угроза сокращения числа постов для лидеров. Именно поэтому магическое слово западной демократии «коалиция» не работает в России: у нас партии и фракции не объединяются, а, напротив, размножаются вплоть до того размера, когда происходит полная аннигиляция смысла существования этих партий. Сегодня мы видим именно такую аннигиляцию демократических партий. Можно сказать, что современная «демократическая элита» практически уже умерла, а ее лидеры оказались абсолютно недееспособными, но они по-прежнему из всех сил сопротивляются своим политическим похоронам. Одним из популярных способов борьбы со своей политической смертью для «элиты» стало провозглашение своего рода политического апокалипсиса, когда как катастрофу для российской демократии она трактует свое состояние тревоги в результате потери привычных власти и влияния.

Очевидная недееспособность российских демократов имеет три крайне серьезных негативных последствия. Во-первых, их вялотекущая и слабая профессиональная законотворческая деятельность стала одним из главных препятствий в формировании полноценного правового пространства. Дефектность законодательства является базой для коррупции и произвола власти и ее силовых структур, от которых не защищены все граждане. Во-вторых, сохранение в существующем виде сегодняшней «демократической элиты» и, соответственно, демократических партий, исключает участие в политике современных молодых интеллектуалов, и, соответственно, позитивное развитие политической жизни в России. И, наконец, надоевшая большинству россиян высокопарная политическая демагогия «элитных демократов», на фоне их демонстративного благополучия прямо работает на патриотов, умело использующих неполноценность «демократической политической элиты» для компрометации самой идеи демократии.

Руслан Линьков

Спасибо.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments