recepter (recepter) wrote,
recepter
recepter

Categories:

Вся информация о перестройке Ораниенбаума

Ораниенбаумский дворец

Губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко сообщила, что президент России перечислил свою месячную зарплату в фонд восстановления Ораниенбаума. Рассказав о поступке главы государства, Валентина Матвиенко также сообщила, что и сама последовала его примеру и перечислила свою зарплату в фонд восстановления музея-заповедника, передает Коммерсантъ.

Также губернатор Санкт-Петербурга отметила, что лично вступила в попечительский совет Ораниенбаума, хотя до сих пор не входила ни в одну подобную структуру, не желая быть «свадебным генералом».

Важная часть правительственной программы - реставрация исторических памятников Санкт-Петербурга. Так как за счет бюджетных средств невозможно решить все проблемы в этой сфере, правительство и здесь взяло курс на привлечение частных инвестиций. Одна из таких инициативных программ - "Фонд восстановления Ораниенбаум", в который уже поступило более 60 млн. рублей. Все члены правительства города, в том числе и В.Матвиенко, перечислили часть своей зарплаты в этот фонд. По словам В.Матвиенко, Владимир Путин также выразил готовность пожертвовать часть своей заработной платы на реконструкцию этого уникального ансамбля.

"Этот год был достаточно тяжелым и напряженным для нас, жизнь внесла свои коррективы в ту программу, которую я представляла на выборах губернатора. Однако мы многого добились и шаг за шагом идем к главной нашей цели - сделать Санкт-Петербург городом с европейскими стандартами жизни", - заключила В.Матвиенко.
АБН. 28.10.2004, Санкт-Петербург 19:46


Документы по "Ораниенбауму" подготовят к концу года (Санкт-Петербург)

Документация по проведению реставрационных работ в дворцово-парковом ансамбле "Ораниенбаум" будет готова в декабре текущего года. Об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщила глава Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП) Вера Дементьева.

Напомним, что план мероприятий по реставрации дворцового комплекса Ораниенбаума был готов в конце июня. Согласно документу, сначала будет отреставрирован Меншиковский дворец, а затем система водоотвода, Катальная горка, мелиорационные гидросистемы.

Попечительский совет Фонда поддержки восстановления и развития дворцово-паркового ансамбля "Ораниенбаум" возглавляет губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Сопредседателями совета являются министр экономического развития и торговли России Герман Греф и помощник председателя правительства России Сергей Франк.

Напомним также, что дворцово-парковый ансамбль "Ораниенбаум" начал создаваться в XVIII веке. В музей-заповедник "Ораниенбаум" входят три ансамбля: "Большой дворец", "Петерштадт" и "Собственная дача". В 2004 году на реставрацию Ораниенбаума было выделено 40 млн федеральных средств. В 2005 году из федерального бюджета будет выделено 70 млн рублей. На полную реставрацию музея-заповедника потребуется как минимум 5-7 лет.

Скинемся на дворцы

Градоначальница северной столицы предложила горожанам собрать денег на восстановление Ораниенбаума
Валентина Матвиенко просит у питерцев денег

Губернатор Петербурга Валентина Матвиенко обратилась с открытым письмом-призывом к жителям города собрать денег на восстановление одного из красивейших питерских пригородов – Ораниенбаума. Это первый случай, когда глава города обращается к населению за подобной помощью. Красивую историю о мольбе губернатора портят слухи о том, что Матвиенко хочет разместить в здешних дворцах собственную резиденцию.

Госпожа Матвиенко не в первый раз выступает с нестандартными инициативами. Весной она высказалась за передачу частным собственникам дворцов Санкт-Петербурга. В начале лета призвала крупные столичные компании перенести свои штаб-квартиры в Питер, задыхающийся без инвестиций. На этот раз Валентина Матвиенко просит горожан раскошелиться на восстановление Ораниенбаума. Этот пригород – одна из жемчужин Петровской эпохи. Его дворцовый комплекс имеет статус музея-заповедника. Наиболее значительное и масштабное его сооружение – дворец светлейшего князя Меншикова. В последнее время по Ораниенбауму
поползли слухи, что столь пристальное внимание питерских властей к нуждам ветшающего памятника истории и архитектуры связано с тем, что он в перспективе станет резиденцией губернатора Санкт-Петербурга. Впрочем, в самой городской администрации этого не подтверждают.

В том, что дворец надо срочно ремонтировать, сомнений нет. Сегодня посещать его просто опасно. Внутрь заглядывать решаются только сотрудники музея-заповедника. Да и те признаются, что их не покидает такое ощущение: сама история вот-вот рухнет на голову градом штукатурки и деревянных балок или рассыплется опилками под ногами.

Второй дворец Ораниенбаума – Китайский – тоже не в лучшем состоянии. Для его реставрации требуется не менее 60 млн. рублей. Построен он архитектором Ринальди. В восточной анфиладе располагались личные комнаты Павла I, в западной – покои Екатерины II.

Живопись в Китайском дворце выполнена мастерами венецианской Академии художеств. Павильон же Катальной горки считается уникальным памятником русской архитектуры. Дворец и павильон, по определению Александра Бенуа, «рождают ощущение, подобное музыке Моцарта». Сложно сказать, какое ощущение вызвало бы у Бенуа современное состояние дворцово-паркового ансамбля. Ораниенбаумский заповедник много лет не охраняли, не реставрировали и почти не финансировали.

Холм, на котором стоит дворец, неуклонно разрушается. Три года назад Госстрой пытался его укрепить – без архитектурного проекта и соответствующего мониторинга. Пока туда вбивали 550 свай, осыпалась облицовка. Водоотводные работы предварительно не проводились, и теперь под зданием скапливается вода.

На полную реставрацию заповедника, по самым скромным подсчетам, требуется 150 млн. рублей. На которые рассчитывает и дворцовый «сожитель» – две трети заповедника занимает НИИ «Мортеплотехника», печально знаменитый тем, что в нем была создана злополучная торпеда, взорвавшая АПЛ «Курск». В начале 90-х годов прошлого века для НИИ было построено здание в нескольких километрах от заповедника, но институт так туда и не переехал. Для дворца это означает следующее: без согласия и содействия «теплотехников» нельзя ни электропроводку заменить, ни отопление наладить – ведь коммуникации едины.

Кое-какие деньги все же находятся. В прошлом году на восстановительные работы по музею-заповеднику из бюджетов всех уровней было направлено 30 млн. рублей. Кроме того, Всемирный фонд памятников (Лондон) профинансировал работы в объеме 110 тыс. долларов. В 2004 году на реставрацию ГМЗ «Ораниенбаум» выделено более 65 млн. рублей, еще 200 тыс. долларов выделяет все тот же ВФП. Вход на территорию стал платным – 30 рублей.

На эти средства, как выясняется, разработана только проектно-сметная документация и начаты работы во дворце Петра III. В июне этого года заповедник проверяли на предмет «финансово-хозяйственной деятельности».

По словам главы комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников администрации Санкт-Петербурга Веры Дементьевой, в ходе проверки был выявлен ряд нарушений, касающихся оформления проектно-сметной документации реставрационных работ. Реальный технический надзор за проведением реставрации не велся. Одним словом, на что ушли деньги, ясно не вполне.
19.08.2004
Ксения Сологуб
Новые Известия

РасСтрельный заповедник

Музей-заповедник «Ораниенбаум» повторит путь Стрельны

В понедельник, 19 апреля, когда выйдет этот номер журнала, в Музее-заповеднике «Ораниенбаум» состоится выездное заседание правительства Петербурга. Официальная тема - «состояние и перспективы реставрации» заповедника. На самом деле, с этого дня бывшая резиденция князя Меншикова должна зажить по образу и подобию Константиновского дворца в Стрельне.


Управятся с делами

Два года назад тогдашний губернатор Яковлев предложил пост директора заповедника «Ораниенбаум» Виктору Грибанову, руководившему концертно-выставочным комплексом «Смольный собор». Говорят, предложение было сделано в форме, не допускающей отказа. Требовались сверхъестественные усилия для спасения заповедника, добровольцев из музейной среды не находилось.
Огромная неохраняемая территория, да еще на границе с Ленинградской областью; Меншиковский дворец, на две трети занятый торпедным НИИ; Китайский дворец, требующий постоянных вливаний на реставрацию. Наконец, рядом - забытый богом город Ломоносов, где баня работает четыре раза в неделю, горячая вода есть в 5% домов, а две трети канализации напрямую сбрасывается в Финский залив. Такой вот пейзаж перед битвой за культурный отдых и международный туризм.

Между тем борьба за право порулить «Ораниенбаумом» не затихала ни на минуту. Многочисленные кляузы на руководство заповедника, пропущенные через Госдуму прошлого созыва, закончились визитом аудиторов Счетной палаты, которые не нашли явного криминала. Кстати, все бюджетные деньги, выделенные на заповедник к 300-летию Петербурга, расходовались Госстроем, так что проверять надо именно там.

Войны войнами, но для всех очевидно: юбилейные вливания не решат проблемы, а городской казны и международной помощи никогда не будет хватать для приведения заповедника в надлежащее состояние. Принципиальных решений возможно два, вокруг них, следовательно, и шла борьба всю минувшую зиму. Первый вариант состоял в присоединении «Ораниенбаума» к федеральному заповеднику «Петергоф», то есть включении его в раскрученный бренд. Второй - обозначился после завершения ремонта Константиновского дворца, за считанные месяцы поднятого из руин.

В феврале, вероятно, с прямой подачи Управления делами президента, был принят второй вариант. Он заключается в создании специального фонда по возрождению «Ораниенбаума» по типу фонда в Стрельне. Там председателем является управделами президента Владимир Кожин, в «Ораниенбауме» будет верховодить Валентина Матвиенко. Как и в случае с Константиновским дворцом, реальный менеджмент и поиск денег будут осуществляться под контролем президентского управления делами.

Наши источники утверждают, что Ораниенбаум не станет загородной резиденцией губернатора. Идея проста - сделать 165 гектаров заповедника с 53 зданиями, из которых 18 памятники федерального значения, неубыточными. Речь идет о создании гибрида музея и отдельных объектов на территории заповедника, которые будут предоставляться заинтересованным юр- и физлицам на инвестиционных условиях.

Оптимисты утверждают, что такой формат позволит убрать из заповедника городские коммуникации и привести в порядок парки. Кроме того, если «Ораниенбаум» станет престижным местом и цена окрестной земли возрастет, то новый статус положительно скажется на городе Ломоносове. Пессимисты убеждены, что «Ораниенбаум» быстро превратится в закрытое учреждение с особым статусом, куда публику будут пускать по большим праздникам (или, наоборот, только в самые серые будни).


Роман с театром

Существуют две версии о том, как решалась дальнейшая судьба директора «Ораниенбаума» Виктора Грибанова. По одной, узнав о будущей судьбе заповедника, он попросил об отставке, не желая быть «карманным директором» в полном подчинении Кремля, да еще и с возрастающим объемом немузейных забот. По другой, Валентина Матвиенко хотела просто выгнать Грибанова, но не нашлось явного компромата. В любом случае, то ли по причине лояльности, то ли «святости», Виктор Грибанов вскоре займет пост директора Театрального музея.

Там проблем поменьше, но тоже хватает - требует ремонта основное здание на площади Островского, по некоторым сведениям, в аварийном состоянии находятся помещения музейных фондов на улице Графтио (есть неофициальная информация и порче части фотографических фондов из-за протечек). Постоянная экспозиция давно устарела и требует радикального обновления. Впрочем, говорят, что г-на Грибанова, поднаторевшего в ораниенбаумской глуши бороться со стихиями, это не смущает. По слухам, его мечта и цель прихода в Театральный музей - раскрутить Шереметевский дворец, где витает дух старинного рода и крепостной
актрисы Прасковьи Жемчуговой, ставшей графиней Шереметевой. Там же находится музей старинных музыкальных инструментов, которые можно использовать на концертах аутентичной музыки. Надо только известить звезд о такой уникальной возможности. Пока они, как и потенциальные потребители высокого искусства, об этом ничего не знают.

Что касается претендентов на пост директора заповедника «Ораниенбаум», то называют четырех человек. Всем они - люди неизвестные за пределами Ломоносова и, как привычно в «Ораниенбауме», не из музейного мира. В частности, кандидатов на пост директора лоббируют местные депутаты разных уровней и стоящий за ними бизнес, который рассчитывает на выгодные заказы.



Справка

Дворцово-парковый ансамбль Ораниенбаум был основан в 1711 году. В 1727 году отошел к казне и служил летней императорской резиденцией. Нынешний заповедник состоит из ансамблей Большого дворца, Петерштадта и Собственной дачи. Большой дворец (архитекторы Фонтана и Шедель) - редкий образец петровского барокко. Расположенный рядом Нижний сад - один из первых регулярных парков в России. Остальную музейную недвижимость создавал Антонио Ринальди. Петерштадт состоит из Почетных ворот, сохранившихся от Потешной крепости, и дворца Петра III. Собственная дача - это барочный Китайский дворец Екатерины II и павильон Катальной горки. Из всех пригородов Петербурга только Ораниенбаум не был уничтожен в годы войны и сохранил
подлинные памятники XVIII века.
19.04.2004

Вадим Шувалов
Город

Музеи не молчали

Как и предсказывал «Город», Валентина Матвиенко поставила на Ораниенбаум. Недавно создан Фонд поддержки восстановления и развития дворцово-паркового ансамбля «Ораниенбаум». Название напоминает аналогичное предприятие в соседней Стрельне. Если возрождение Константиновского дворца стало монументом реставрационным амбициям президента, то соседний Меншиковский дворец и все, что его окружает, должны стать памятником нынешнему питерскому губернатору.

Новоиспеченный фонд возглавят Валентина Матвиенко и Герман Греф. До трехсотлетия меншиковской усадьбы, когда все должно сиять, как сейчас в Стрельне, остается 7 лет. Но у городских чиновников рангом пониже времени для «разруливания» осталось гораздо меньше: в 2005 году «Ораниенбаум» получит статус федерального музея - возможно, путем присоединения к «Петергофу».

«Город» подробно рассказывал о проблемах «Ораниенбаума» в номерах от 19 апреля и 10 мая. Напомню, что весной речь шла об инспекторском визите в пригород Валентины Матвиенко и возможном уходе директора «Ораниенбаума» Виктора Грибанова опять же директором, но в Театральный музей. На его место претендовали несколько лиц. Но пасьянс не сложился.

По одной версии, после визита в заповедник губернатор предложила Виктору Грибанову остаться на прежнем месте. Причем это будет работа в ином качестве, скорее академическом, чем административном. По той простой причине, что всеми реставрационными (следовательно, и денежными) делами будет заниматься специальная дирекция, которая создается при минкультовской «Северо-Западной дирекции по строительству». Деньги будет собирать упомянутый фонд, тратить - новая дирекция. Кстати, в 2005 году федеральное финансирование «Ораниенбаума» предполагается увеличить в разы -- до 250 млн рублей (в нынешнем году - 40
млн), не говоря о привлекаемых фондом частных инвестициях. Вышеупомянутое объединение двух музеев - пока только проект, а фонд уже существует. Одновременно из Театрального музея перестали приходить слухи о скорой смена руководства, тогда как весной разговоры об этом шли в открытую.

По другой версии, место в Театральном музее оказалось теплее, чем думал г-н Грибанов. По слухам, на него претендуют директор Гатчинского музея Никита Батенин и первый зампред комитета по культуре Виктор Воротников. Первый устал бороться с бедностью самого дальнего городского музея, который не получил ни копейки даже по программе 300-летия Петербурга. Второй стремится покинуть нынешнюю должность по иной причине. По информации наших источников, в ближайшее время комитет по культуре перестанет выполнять функции заказчика реставрационных работ в подведомственных учреждениях. Следовательно, не сможет
лоббировать приближенных подрядчиков. Как принято говорить, комитет потерял контроль за финансовыми потоками, и тамошние чиновники активно смотрят по сторонам в поисках другой культурной деятельности.

Но напоследок они заготовили сюрприз. По неофициальной информации, «воодушевившись» волей губернатора, чиновники решили в 2004 году выделить «Ораниенбауму» 60 млн рублей на реставрацию. При том что весь бюджет комитета на такие работы составляет 300 млн. Поднапрягшись, такие деньги за полгода освоить можно. Единственный вопрос -- нужен свой директор, который выберет своих подрядчиков. По слухам, на эту роль претендуют другой зампред комитета по культуре Сергей Плотников и зам. директора «Ораниенбаума» Александр Зябрин. Последний по чудесному стечению обстоятельств является мужем Любови Еселевой, начальника
организационного отдела комитета по культуре. Говорят, Грибанов никак не тянет на своего и должен быть быстро удален с поля. Как только в начале мая он ушел в очередной отпуск, в «Ораниенбаум» нагрянула проверка из комитета по культуре и, как водится, нашла много грехов.


P.S. Когда материал готовился к печати, нам стало известно о странном происшествии, случившимся вечером 12 июня. Виктор Грибанов возвращался из «Ораниенбаума» на машине. Внезапно стоявший на дороге молодой человек лет 20 бросил в лобовое стекло булыжник. Камень пролетел мимо рулившего директора и нанес серьезную травму пассажиру, сидевшему сзади. Если бы Грибанов, пытаясь избежать попадания камня, отвернул влево и выехал на встречную полосу, то мы бы уже читали некрологи. Грибанов категорически отказывается предположить, что при достаточно интенсивном движении на дороге жертва была выбрана случайно, из
примитивных хулиганских побуждений. После этого инцидента директор «Ораниенбаума» предложил председателю комитета по культуре Надежде Кущенковой встретиться и обсудить ситуацию. И получил отказ. Вместо этого комитет распорядился встречать в заповеднике «Оранинбаум» новую проверку (вторую за последний месяц), а директору велено объяснить, где он находился два июньских рабочих дня. Это означает, что борьба пошла врукопашную.


Кстати

Уже долгое время в культурной среде бродят слухи о том, что у двух кураторов городской культуры (вице-губернатора Сергея Тарасова и председателя комитета по культуре Надежды Кущенковой) не сложились отношения. Внешне это проявляется в том, что питерская интеллигенция чрезвычайно редко видит вместе Тарасова и Кущенкову. Если на мероприятия приглашают обоих, то, в лучшем случае, появляется кто-то один.
«Причем нам чуть ли не впрямую говорится о том, что если будет один, то не может быть другого», -- рассказали нам в одном из городских учреждений культуры. «Никто толком ничего не знает, да и не надо нам этого знать. Но то, что между ними наверняка что-то нездоровое происходит, видно невооруженным взглядом. До взрывной ситуации они, конечно, не доводят, соблюдают статус-кво...», -- сказал руководитель другого культурного учреждения.

Впрочем, в последнее время лед в отношениях между Тарасовым и Кущенковой тронулся. То ли они смирились с тем, что товарищей по чиновничьей стезе не выбирают, то ли приспособились. Во всяком случае, оба чиновника слухи о затянувшемся противостоянии категорически опровергают. «Я тоже слышала похожие версии. Так вот, я вам хочу сказать, что, с одной стороны, мне повезло - поскольку я приехала в город из Москвы неожиданно и у меня только начинают складываться человеческие отношения. Мы очень конструктивно работаем с Сергеем Борисовичем. А вы знаете -- ведь не бывает всегда согласия, если есть позиция. Иногда
доходят разные мнения и до губернатора. Это рабочий процесс. Какие у меня могут быть личные отношения? Самое ужасное, если работа вообще будет выстраиваться только на личных отношениях. У меня есть основания уважать Сергея Борисовича и доверять ему, потому что он петербуржец, он сегодня лучше знает настроение города. Иногда я от него больше получаю консультаций, каких-то ориентиров, чем даже от Валентины Ивановны, которая какое-то время все-таки отсутствовала в Петербурге», -- объяснила
«Городу» Надежда Кущенкова.
22.06.2004

Вадим Шувалов
Город

Апельсиновое увольнение

Как и предрекал «Город», борьба за Музей-заповедник «Ораниенбаум» (кстати, в буквальном переводе с немецкого - «апельсиновое дерево») приняла радикальные формы. На днях директор музея Виктор Грибанов был уволен с формулировкой «за однократное грубое нарушение трудовой дисциплины».

По нашим сведениям, Грибанов был вызван в городской комитет по культуре, где ему должны были сообщить об этом решении, но до комитета директор не добрался, оказавшись в больнице с сердечным приступом. Грибанов не давал никаких объяснений и не знает, что конкретно ему инкриминируют. В любом случае, бывший директор намерен обжаловать свое увольнение в суде.

Новым руководителем «Ораниенбаума» назначен Николай Конотовский, который в прежней городской администрации работал в комитете по культуре на должности заместителя председателя по капитальному ремонту и строительству, был уволен оттуда тогдашним председателем Ольгой Ивановой и ушел в бизнес. Еще Конотовский известен тем, что в декабре 2001 года сменил Ивана Корнеева на посту директора Ленинградского зоопарка, но руководил зверинцем недолго - три месяца.

По неофициальной информации, пути Грибанова и Конотовского плотно пересекались дважды. В августе 2001 года, когда во время урагана упал крест с центрального купола Смольного собора, оба лица стали основными ньюсмейкерами. Первый как директор концертно-выставочного комплекса «Смольный собор», второй как зампред комитета по культуре. Тогда обошлось без конфликтов, хотя денег на реставрацию аварийных купольных конструкций до ЧП комитет по культуре не находил несколько лет. Позднее, когда Грибанов перебрался в «Ораниенбаум», и там не пустил на ремонт павильона «Катальная горка» фирму, которую, по слухам,
лоббировал Конотовский. Но скандал быстро замяли.
05.07.2004
журнал "Город"

В конце августа-начале сентября Грибанов умер от инфаркта (специально отмечу, что он был отменным нацистом и русофилом).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments