recepter (recepter) wrote,
recepter
recepter

Виктор Кривулин: О ГИМНЕ РОССИИ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО

Уважаемые друзья. Сегодня Вам хочу напомнить замечательную статью о российском гимне и гимнописцах Михалковых, которая была написана в начале 2001 года гениальным поэтом Виктором Кривулиным.

О ГИМНЕ РОССИИ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО
ГОРДИЕВ УЗЕЛ РОССИЙСКОЙ СИМВОЛИКИ


Законопроект о государственной символике – похоже, первый самостоятельный политический шаг второго президента России. И шаг нарочито резкий, позволяющий говорить о принципиальных расхождениях между Ельциным и Путиным. 4 декабря, накануне голосования в Государственной Думе, Президент выступил с телеобращением к нации. От имени гипотетического большинства он обращался к противникам возврата гимна СССР, однако в его словах прозвучала не то чтобы неуверенность, но некая риторическая двусмысленность и скрытая угроза: “Может быть, мы с большинством народа ошибаемся…”. Спустя шесть дней в программе “Итоги” были обнародованы результаты социологических опросов, проливающие свет на то, что вкладывал президент России в понятие “большинство”. По данным Фонда “Общественное мнение” в июле общее число сторонников реанимации гимна СССР не превышало 35% опрошенных. После того, как в октябре президент публично выразил свою симпатию к музыке гимна СССР, число сторонников этого музыкального опуса возросло до 49%. Остальные в той или иной степени высказывались против. И тем не менее Путин заговорил о воле большинства, как о чем-то самоочевидном, воскрешая, таким образом в публичной политике худшие демагогические приемы тоталитарной пропаганды. Борис Ельцин немедленно откликнулся на телеобращение действующего президента. В интервью, опубликованном за день до принятия Государственной думой путинского пакета законов о госсимволике, экс-президент в категорической форме высказался против реанимации музыки старого советского гимна. По мнению первого Президента России, "Президент не должен слепо следовать за настроениями людей. он, напротив, обязан активно влиять на них"…У Бориса Ельцина с музыкой Александрова "ассоциация только одна - партийные съезды, партконференции, на которых утверждалась и укреплялась власть партийных чиновников… При Сталине пели одни слова, потом пришел Хрущев, выкинул строчки об отце народов, а мелодию оставил. При Брежневе опять что-то заменили в стихах, а теперь, значит, будет новая текстовка. Нет, такими вещами не шутят, - подчеркнул Ельцин и добавил, - да, с гимном ситуация сложная, хоть бери и самостоятельно стихи с музыкой сочиняй". (Ельцин, вероятно, имел в виду казахстанского президента Назарбаева, чьи и слова и музыку для национального гимна недавно утвердил парламент этой страны). Однако мнение прежнего главы государства сейчас не более, чем точка зрения частного лица – так отреагировал Путин на интервью Ельцина, а спикер Госдумы коммунист Геннадий Селезнев высказался вообще крайне оскорбительно в адрес первого президента страны, оценив его слова как “склероз и маразм”. После принятия Госдумой “путинского пакета” Селезнев чувствует себя победителем в схватке с Ельциным за государственный гимн.

Вот основные этапы этой борьбы. В 1990 году решением Совета Министров РСФСР в России была образована правительственная комиссия по созданию нового государственного гимна. В качестве его музыки власти одобрили "Патриотическую песню" Михаила Глинки. Был объявлен конкурс на текст гимна. Стихи принимались от всех граждан России. Указом Президента РФ от 11 декабря 1993 года было утверждено “Положение о Государственном гимне РФ”, на основании которого Государственным гимном Российской Федерации объявлялась мелодия, созданная на основе "Патриотической песни" Михаила Глинки в аранжировке петербургского композитора Андрея Петрова. Комиссией по подготовке нового гимна был объявлен открытый конкурс на его текст. За пять лет комиссия рассмотрела свыше 6000 текстов, из которых ни один не получил одобрения, хотя в конкурсе участвовали и известные поэты, авторы популярных песен (Евгений Евтушенко или Илья Резник) и сотни простых россиян.

В 1998 году Борис Ельцин внес на рассмотрение Государственной Думы федеральный конституционный закон "О государственном флаге, гербе и гимне Российской Федерации". Госдума с энтузиазмом провалила этот закон уже в первом чтении, мало того – перешла в контратаку, приняв в марте 1999 года приняла в первом чтении проект федерального конституционного закона "О государственном гимне Российской Федерации". В тексте документа говорилось, что им является “ музыкальное произведение, созданное на основе музыкальной редакции Государственного гимна СССР и РСФСР композитора А. Александрова". На принятии данного закона настаивали в первую очередь представители “красной” оппозиции. Они исходили из того, что "Российская Федерация - продолжатель СССР согласно принципу непрерывности", а мелодия гимна СССР хорошо знакома россиянам. Мнение Ельцина, что возвращение к гимну СССР нельзя расценивать иначе, как “реставрацию элементов прежней общественно-политической системы”, Госдумой во главе с Селезневым, учтено не было.
Тогда, два года назад, в условиях классической для Ельцина, стратегии сдержек и противовесов, никто не победил, и страна осталась без легитимной государственной символики. В конце концов представители Президента и обеих палат парламента пришли к устраивающему всех обоюдному соглашению, заявив, что “в настоящее время целесообразно снять проблему законодательного закрепления государственной символики с повестки дня внутриполитической жизни, так как и в обществе, и в парламенте существуют полярные точки зрения на этот счет”. Вопрос о государственной символике был снова передан в специальную комиссию "для тщательного изучения и подготовки предложений".

Путин лихо разрубил этот гордиев узел, продавив 8 декабря 2000 года через Госдуму за два с половиной часа тот самый закон, какой Ельцину не удавалось провести в течение 10 лет. Нынешний технологический компромисс, предложенный Путиным (герб страны - двуглавый орел, флаг – триколор, гимн – на мелодию старого гимна СССР, но с другими словами, и наконец красное знамя как символический штандарт вооруженных сил) теоретически должен был устраивать всех. Коммунисты смирились с орлом и триколором, предполагалось, что демократы и монархисты примут старый гимн СССР. На случай особенно острого сопротивления реанимации старого гимна у Президента в запасе оставался дополнительный аргумент - решение о захоронении трупа Ленина и ликвидации священного погоста у стен Кремля.

ДЕТИ ПУТИНА

Но торговли не получилось, и всей страной овладевает чувство того, что Россия твердо встала на путь реставрации фундаментальных имперских ценностей. Многим, особенно пожилым людям хочется снова очутиться в прошлом, почувствовать себя бесправными, но хорошо вооруженными солдатами империи, либо детьми, играющими в войну под руководством отца, принявшего на себя всю полноту ответственности за происходящее. В такие моменты новейшей истории, как по команде, всегда активизировались самые разные носители идеи “имперского реванша” - от ортодоксальных коммунистов или рыцарей военно-промышленного комплекса до маргинальных национал-радикалов Лимонова или Баркашова.

“Объединительное” обращение Путина к народу по поводу музыки гимна, содержащее призыв не быть “Иванами, не помнящими родства”, адресовано именно той, части населения, которая настроена в лучшем случае ностальгически, если не в духе откровенно реваншистской агрессии. А главное, в социологических опросах обозначилась численно незначительная (примерно 15-20%), но достаточно влиятельная группа абсолютной поддержки Путина.

Многие популярные актеры и деятели культуры подписали открытое письмо Президенту РФ, где выражена поддержка не столько музыки Александрова в качестве гимна России, сколько позиции Президента, какой бы она ни была: "Считаем решение президента России не только наиболее оптимальным из всех, которые возможны, но и весьма своевременным…". Динамика опросов показывает, что именно эта “группа поддержки” и является в глазах Путина тем самым “большинством народа”, от имени которого принимаются важнейшие решения. Эта группа не однородна ни по социальному, ни по интеллектуальному составу. Ее составляют простые рабочие и ректоры университетов, политики и художники, бизнесмены и чиновники. В нее входит даже патриарх. Объединяет этих людей то, что все они готовы принять любое решение верховной власти, если известно, что оно исходит от президента. Такую сервильную позицию откровенно сформулировала кинорежиссер Светлана Дружинина, которая в популярном ток-шоу “Глас народа” на канале НТВ 8 декабря призналась, что лично ей больше нравится “Патриотическая песня” Михаила Глинки, но она принимает бывший гимн СССР только по той причине, что таково решение президента. Она готова защищать любое решение Путина, поскольку заведомо убеждена в его высокой объединительной функции, в государственной мудрости правителя. Так сейчас рассуждают многие.

На наших глазах в России происходит реставрация патерналистской психологии, изменение отношений общества и власти, личности и государства. Государство принимает на себя функции семейной структуры, во главе которой– непререкаемый авторитет “отца народа”. Граждане – лишь послушные или непослушные дети, чье мнение теоретически учитывается, но практически просто принимается к сведению, никак не влияя на решения, принимаемые высшей “отеческой” властью.


Сергей Михалков. Фото Интерпресс. Автор фотографии Павел Маркин.

ГИМНОТВОРЦЫ МИХАЛКОВЫ

Так понимается сверхзадача национально-объединительной политики в новой российском государстве, и в этом смысле новый старый гимн – это произведение, обращенное в первую очередь к “детской” аудитории, с учетом специфически “детской” психологии рядовых «солдат империи». Сталин внедрил государственный гимн в семейную жизнь. В квартирах советских людей, в учреждениях и на улицах радиотрансляция практически не выключалась. Гимном страны начинался день в каждой семье и гимном же заканчивался. И музыка, и слова, прославляющие сперва, “отца народов” Сталина и партию Ленина, а затем просто партию Ленина, звучали в подсознании, подчиняя себе даже эротическую, интимную сторону человеческого существования. Об этом времени с необъяснимой ностальгией вспомнила дряхлая исполнительница народных песен Людмила Зыкина на телешоу “Глас народа” 8 декабря. Но что произойдет, если, как во времена СССР, в новой России национальный гимн будет исполняться в шесть утра и в полночь. Старики, может быть, и почувствуют себя моложе, однако для 30% россиян это музыкальное сочинение уже прочно ассоциируется со сталинскими репрессиями. А для молодого поколения музыка Александрова ни с чем не ассоциируется, и оно услышит ее как бы со стороны.

Я помню свой шок от того, как впервые услышал гимн СССР “со стороны”. В 1959 году в Ленинградской филармонии состоялся концерт оркестра под управлением Леонарда Бернстайна. Концерт начался с исполнения государственных гимнов СССР и США в аранжировке Бернстайна. Тогда, кажется, впервые и мне и другим питерским меломанам в зале стало страшно и стыдно от того, в какой стране мы живем. Мы услышали музыку советской истории не изнутри, а извне – и то была музыка бесчеловечной силы, обряженной в парадный армейский мундир, музыка-угроза, музыка, более уместная на плацу военного лагеря , бряцающая оружием, звенящая боевыми наградами. Она подчиняла себе слушателей прямолинейным сочетанием агрессии и помпезности. У кого-то, может быть, она вызывала гордость за великую нацию, но ее обесчеловеченное звучание в любом случае подавляло собственную волю слушателей, подчиняя ее катящейся на тебя, как машина, непреодолимой и чужеродной мощи. Агрессивность и страсть к помпезности – вот те свойства “детского” сознания, которые эксплуатировались в гимне СССР.

Сочинение Александрова в основе своей несамостоятельно. Противники гимна СССР – например, известный композитор Олег Хромушин – обнаруживают в нем явный плагиат из Роберта Шумана (цикл песен “Весенние блуждания”). Сторонники, напротив, подчеркивают связь музыки Александрова, с русской классической традицией. Лидер пропутинского “Единства” Грызлов отыскал в гимне явную перекличку с симфонической поэмой Калинникова “Былины” (80-е годы 19 века), что должно повысить в глазах патриотов эстетическую ценность сочинения.

Не случайно автором слов к гимну Сталин избрал детского поэта Сергея Михалкова, чья литературная карьера началась в 1935 году, когда в главной газете большевиков “Правда” было опубликовано его стихотворение “Колыбельная Светлане”. Светланой звали маленькую дочь Сталина, и вождь остановил внимание на персоне молодого литератора. Позже, в период перестройки, Сергей Михалков признался, что его “Колыбельная …” на самом деле посвящена была некой вполне половозрелой девице, взаимности которой начинающий стихотворец добивался – и добился-таки. Добился и славы, и наконец заказа на текст гимна СССР.

И здесь уместно обратить внимание на интонационно-ритмическую зависимость михалковского гимнического текста от прославленного стихотворения Бориса Пастернака “Сестра моя жизнь…”. Зачем, впрочем, мастеру политкорректных переделок – понадобилась копировать чужой изысканный ритмически рисунок - загадка.

Вообще семейство Михалковых – это образцовая советская семья, стержнем которой до сих пор остается принцип моральной двусмысленности, позволяющий легко и как бы даже естественно менять политические взгляды, религиозную и идеологическую ориентацию. У знаменитого Сергея Михалкова есть родной брат, похожий на него как две капли воды. В московском Центральном доме литераторов братьев путали даже те, кто хорошо знал их обоих. Михаил Михалков тоже член Союза писателей и тоже автор гимнов, а точнее текстов для маршей. Маршей, написанных по заказу командования СС. Об этом я с изумлением узнал из популярной телевизионной программы “Доброе утро” в начале августа 2000 года, когда дискуссия по поводу гимна России еще не вошла в финальную активную фазу. Я увидел на экране Михаила Михалкова, который откровенно и весьма охотно рассказывал о том, как он служил в частях СС на Украине и писал стихи для поддержки боевого духа товарищей по оружию. В Интернете обнаружилась даже подробная биография выступающего: “Михаил Михалков — член Союза писателей России, родной брат Сергея Михалкова, автора Гимна СССР и “Дяди Степы”. Во время войны волей судьбы оказался в войсках СС в должности капитана, побывал в фашистской разведшколе… Никто не мог и подумать, что этот немецкий офицер — представитель древнейшего русского рода, к тому же работает “на Сталина”. В феврале 1945 года во время боя перешел фронт к своим в форме немецкого солдата. Долго сидел в СМЕРШе. Если бы не удалось передать записку своему знаменитому брату, его сгноили бы в лагерях. Но Сергей Михалков добился, чтобы брата освободили и реабилитировали”. Из этой справки неясно только одно: что означает фраза “волею судьбы оказался в войсках СС”? То есть добровольно? Или как советский шпион? Или стал сотрудничать с советской разведкой в Днепропетровске, как только почувствовал, что Германия в этой войне обречена? И вполне можно представить себе, что в случае победы Гитлера над Сталиным в телестудии на месте Михаила Михалкова оказался бы его родной брат, рассказывающий о том, как обманул доверие кремлевского руководства и создал текст гимна СССР, руководствуясь нацистской идеологией.

“Гимн СССР был для советских людей как молитва, – заявил в конце ноября в популярной телепрограмме “Зеркало” сын Сергея Михалкова Никита, кумир среднего поколения россиян, “звездный кинорежиссер” православно-монархического толка. Тот самый вальяжный и очаровательный Никита Михалков, который год назад, накануне парламентских выборов, предлагал Сергею Кириенко спеть перед телекамерами молитву “Отче наш”, чтобы ощутить свое единение, слившись с народом в коллективном молитвенном экстазе. Теперь роль духовного объединительного стержня должна будет выполнять, по мысли главного киношника России, эрзац-молитва, слова к которой на уже известную музыку полковника Александрова как раз и напишет человек уважаемый и высокопрофессиональный, воплощающий принцип исторической преемственности - 88-летний детский поэт, лауреат нескольких Сталинских и Государственных премий, дважды с успехом переделывавший текст государственного гимна, приспосабливая его к меняющемуся социальному ландшафту великой, но несчастной страны. А Сергей Михалков, оказывается, уже изготовил новый текст, переложив в неуклюжие и высокопарные стихи путинский “объединительный” пакет законов о государственной символике:

Могучие крылья расправив над нами,
Российский орел совершает полет.
И символ Отчизны - трехцветное знамя,
Народы России к победе ведет.

– так звучит первый куплет новой редакции государственного гимна России. Но совершенно непонятно, к победе над чем (или кем?) ведет народы России ее символ. Когда на месте трехцветного знамени было имя вождя Сталина, а потом партии Ленина, по крайней мере хоть сомнений не оставалось, куда идут подданные СССР. А теперь – когда распался “Союз нерушимый”? Ощущение анахронизма и исторического абсурда усиливается, когда представляешь себе, что с этих слов в принудительном порядке будет начинаться каждый день граждан свободной России. Я почти не сомневаюсь, что Государственная дума примет именно михалковскую редакцию слов гимна, ибо большинство в нижней палате сегодня составляют депутаты, интеллектуально подобные лидеру аграрно-промышленной фракции Николаю Харитонову, который публично, перед телекамерами, заявил, что “Музыка в гимне должна быть на слова Александрова, а слова в тексте можно изменить…”. Музыку, должно быть, напишет сообща все талантливое семейство Михалковых. И ее утвердят конституционным большинством во имя единства нации и торжества принципов исторической преемственности.

// Европеец. - № 1. – ноябрь 2001 года.

Спасибо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments